Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 31 от 08.05.2018 г.

К месту гибели дедушки

Автор: Александр Олейник

(слева направо) Алексей Рыжков, Ирина Ефанова, посол РФ в Словении Д. Г. Завгаев, Анатолий Крупский.

Победа в Великой Отечественной войне — наша общая, а судьба у каждого советского солдата и офицера своя. Но, так или иначе, все эти сложные, полные лишений и испытаний судьбы нам не чужды, ни одна из них. Как не бывает чужих детей, так не бывает чужих советских солдат и офицеров, защищавших нашу Родину от агрессии со стороны немецких нацистов. В этом материале я расскажу вам о доблестном жизненном пути советского подполковника И. И. Рыжкова и долгожданной поездке его внучки — киржачанки Ирины Ефановой — к месту гибели дедушки в Словению в 2015 году. Как отнеслись словенцы к гостям из России? Как приняли? И какая мечта Ирины осталась пока не исполненной? Читайте ниже.

Однажды, учась ещё в школе, Ира Ефанова нашла фронтовое письмо боевых товарищей своего дедушки — полковника Ивана Ивановича Рыжкова. В нем говорилось, что её дед погиб и похоронен в Словении, в городке Мурска Собота. Тогда Ирина взяла карту, нашла этот городок и пообещала себе, что обязательно побывает на месте гибели дедушки.

- Лет в двадцать я написала в Красный Крест письмо. Сообщила, что у меня есть информация о том, что мой дед похоронен в Мурской Соботе. Оттуда пришёл ответ, что И. И. Рыжков среди убитых и раненых не значится. У меня на время руки и опустились, — вспоминает Ирина.

В двухтысячных в России начинают появляться ресурсы, где можно отыскать информацию о фронтовиках, погибших во время ВОВ. Такие как, например, ОБД «Мемориал». Найдя там данные и о своем предке и убедившись, что он действительно погиб в районе Мурской Соботы, Ирина начинает шаг за шагом приближаться к своей мечте — поездке в Словению. Так, она знакомится через Интернет с Анатолием Крупским, дедушка которого также воевал и похоронен в Мурской Соботе. Анатолий наладил связь с Российским Союзом ветеранов, представители которого собирались ехать в Словению на Международный антифашистский форум. Биография подполковника Рыжкова, переданная Ириной в Российский Союз ветеранов, очень их заинтересовала, ведь Иван Иванович воевал и под Брестом, и под Сталинградом, освобождал Бессарабию, Приднестровье, а потом и другие страны Восточной Европы…

Родился И. И. Рыжков в Оренбургской области, в селе с привлекательно-южным названием Крым. В 1931 году, после окончания сельскохозяйственного техникума, Иван поступил на учебу во Всесоюзный Московский агро-педагогический институт. Окончив вуз в 1934 году, он устроился работать преподавателем в техникум механизации и электрификации сельского хозяйства города Гдова Ленинградской области (сейчас Псковская область). В этот период он женится на своей землячке Наталье Даниловне Лыскиной, на которую в годы войны тоже выпадет немало испытаний. В 1937 году Иван Иванович обучается в Харькове в школе политработников, а в 1938 году принимает участие в вооруженном конфликте советских войск с японской императорской армией у озера Хасан. За личные успехи в этих боях его наградили медалью «За боевые заслуги». В 1939 году он становится директором сельскохозяйственного техникума в городе Давлеканово Башкирской АССР.

В мае 1941 — всего за месяц до начала Великой Отечественной войны — Иван Иванович с женой и двумя сыновьями (1937 и 1939 годов рождения) в качестве офицера-политработника был направлен в город Брест. Как только раздались первые залпы артобстрелов, Рыжков отправился в штаб, а семья осталась дома. С тяжелыми боями пришлось отступать Красной армии на восток. Уже осенью 1941 г. в районе Смоленска Ивану Ивановичу сообщили, что его семья расстреляна фашистами. И только после освобождения Бреста Рыжков узнает, что жена и двое его детей выжили в оккупации. Правда, встретиться им было не суждено.

- 3 года моя бабушка Наталья Даниловна, жена военного офицера, — пряталась с двумя маленькими детьми в оккупированном Бресте. И потом, конечно, этой темы касалась вскользь. Я об этом узнала уже после смерти моего отца, когда нашла письма дедушки с фронта, — рассказывает Ирина.

В 1942 году в звании майора Иван Рыжков воюет в 143-й особой стрелковой бригаде. На подступах к Сталинграду, в районе станции Тундутово (теперь это поселок Канальная), он как инструктор политотдела бригады поднимает за собой в атаку роту, а затем и всю бригаду. Благодаря дружному напору бригада смогла отбить у противника высоту, взять в плен много нацистов, захватить кучу техники и оружия. За этот подвиг Рыжкова награждают медалью «За боевые заслуги». 2 декабря 1942 года он получает тяжелое ранение, и почти полгода ему приходится пролежать в госпитале.

Боевой путь майор Рыжков продолжает в 956-м стрелковом полку 299-й стрелковой дивизии в должности заместителя командира полка. В его составе принимает участие в освобождении Харькова, Бессарабии. За бои в Приднестровье получает орден Отечественной войны II степени. В январе 1945 года в боях за озеро Балатон он в очередной раз был ранен. После госпиталя Рыжков опять возвращается в свой полк. Незадолго до гибели ему было присвоено звание подполковника.

Погиб Иван Иванович Рыжков 7 апреля 1945 года при форсировании реки Мур. Это всего в километре от деревни Деклажевье, Словения. Как я уже упоминал, информацию о том, что её дедушка погиб именно так, Ирина Ефанова нашла в документе о боевых потерях офицерского состава, размещенном на сайте обобщенного электронного банка данных «Мемориал».

«Противник с наступлением рассвета продолжает яростные контратаки при поддержке танков против переправившихся подразделений и непрерывно подтягивает свои резервы из глубины… Подразделения полка и отдельные бойцы были примером в их самоотверженности в удержании занимаемого рубежа (плацдарма (не имея боеприпасов, несколько раз переходили в контратаку только лишь с оружием в руках с криком «Ура! За Советскую Родину, за Сталина, вперед, на разгром немецкого зверя!»)), и даже от воодушевленности воина Красной армии противник откатывался назад. Силы истекали, противник наседал, бросая свежие силы. Тогда был получен приказ оставить левый берег реки Мур. Кто как мог начал переправляться на южный берег.

В этом неравном бою, не желая оказаться в руках ненавистного врага, погибли смертью храбрых — за свободу и независимость нашей Родины — зам. КСП по строевой части майор Рыжков И. И…».

К слову, у Ирины не только дедушка, а все мужчины в семье честно и доблестно служили Отечеству. Родной брат Ивана Рыжкова — Алексей — работал в Оренбургской области в органах Министерства государственной безопасности. Спустя какое-то время после смерти брата Ивана Алексей предлагает руку и сердце вдове Наталье Даниловне — бывшей жене Ивана, переехавшей в 1944 году из Бреста в Оренбургскую область. В 1946 году Алексея направляют на службу в украинский Львов, предположительно — бороться с недобитыми пособниками нацистов из «Украинской повстанческой армии»* и других националистических организаций, прятавшихся по лесам и терроризировавших местное население. Версию о причинах направления Алексея во Львов косвенно подтверждает врученный ему в 1955 году орден Красной Звезды.

Отец Иры — Юрий — пошёл по стопам дяди и также служил в Комитете государственной безопасности. Уже будучи на пенсии, он с женой переехал в 1998 году в Киржач, а ещё через 3 года в Киржач переезжает и Ира. Этот небольшой уютный городок уже давно стал им родным.

И вот, наконец, ещё юношеские мечты Ирины начинают сбываться. Под эгидой Российского Союза ветеранов вместе с братом Алексеем Рыжковым они в октябре 2015 года едут в Словению на Международный антифашистский форум, куда съезжаются представители Австрии, Болгарии, России и других государств. Мероприятие более чем серьезное: в нем принимают участие посол Российской Федерации в Республике Словения Доку Гапурович Завгаев, мэр Мурской Соботы, бывший министр обороны Словении и другие почетные гости. В протокольной части мероприятия — посещение места захоронения советских воинов.

- Словенцы, — рассказывает Ирина, — очень тепло к нам отнеслись. Ещё когда мы направлялись на кладбище советских воинов в Мурску Соботу, впереди нас ехала посольская машина с российскими триколорами. Когда автомобили останавливались на перекрестках, словенцы приветствовали нас с криками: «Руски, руски!».

Наша делегация была приятно удивлена не только хорошим приемом, но и отношением местных к своему прошлому, к подвигу советских солдат, сражавшихся за свободу и независимость Югославии и, в частности, Словении.

- В Мурской Соботе часть большого кладбища отведена под могилы нашим солдатам. Там все чисто, ухожено. Ни один квадратный сантиметр не осквернен посторонними надписями или ещё чем-то. В этом смысле они молодцы, — отмечает Ирина.

Единственное, о чем теперь мечтает внучка подполковника Рыжкова, — чтобы имя деда увековечили. В апреле 1945 года в боях на реке Мур погибли около 500 советских воинов, а опознана из них была лишь половина. Поэтому имена многих солдат и офицеров не значатся на братских могилах в Мурской Соботе, в том числе и Ивана Рыжкова. Нет его имени и на мемориале в центре города.

- В 2017 году по инициативе посольства Российской Федерации в Словении около железнодорожного моста на реке Мур была установлена мемориальная доска, на которой сообщается, что 7 апреля 1945 года в этом месте погибли 500 человек. Мемориальная доска — очень хорошо, но мне бы хотелось увековечить имя деда, чтобы мои дети могли приехать и почтить память своёго предка.

*«УПА» — экстремистская организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

40