Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

02.10.2019 10:31 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 74 от 01.10.2019 г.

Судьбы ветеранские

Автор: В. Талтанов

З. И. Лопатникова

К Дню машиностроителя

Коллектив комсомольско-молодежной бригады сборочного цеха.

Занесенная в Галерею трудовой славы

С неполных пятнадцати лет связала свою жизнь Зинаида Ивановна Лопатникова с заводом «Красный Октябрь» и прошла трудовой путь с рядовой работницы сборочного цеха до начальника производства орденоносного предприятия. Многое она пережила за свою жизнь, но горше нет у нее воспоминаний, чем о развале и прекращении деятельности завода, в котором отработала более сорока лет, из них тридцать лет — на ответственных должностях ПДО, в том числе и начальником производства. На ее глазах и при непосредственном участии развивался, ширился завод и поселок с одноименным названием, а когда началась в стране перестройка и появились первые симптомы развала, она не выдержала и ушла с предприятия, чтобы не видеть, что начало происходить на производстве, где до этого многое радовало и восхищало Зинаиду Ивановну, и где она получила путевку в трудовую жизнь.

В тревожные годы

Время было смутное, тревожное. В семье Бармашовых появилась тревога за хозяина Ивана Алексеевича, который работал председателем колхоза в деревне Ташлыки Угличского района Ярославской области. Деревню наполняли слухи об арестах ряда руководителей хозяйств.

«Уедем от греха, — твердила мужу Мария Трофимовна, — а то доработаешься до врага народа». Эти предупреждения подействовали на Ивана Алексеевича, и он, распрощавшись с колхозом, уехал к двоюродному брату Григорию Шустрову в поселок Красный Октябрь, где устроился пекарем в местную пекарню. Позднее к нему перебрались и остальные Бармашовы. Мария Трофимовна, мать троих детей, устроилась уборщицей в клуб поселка Красный Октябрь, где для Бармашовых выделили комнатку. Но недолго пришлось Бармашовым пользоваться ведомственным жильем. Однажды Мария Трофимовна решила съездить в город, но вернулась через день — поезд не пошел. За вынужденный прогул заведующая клубом уволила уборщицу. Пришлось проситься на постой к Шустровым, у которых семья насчитывала шесть человек. Столько же было и в семье Бармашовых. Вскоре Ивану Алексеевичу от пекарни в старом доме выделили комнатку в десять квадратных метров, и семья перебралась в нее.

Зине Бармашовой шел восьмой год, когда началась война с фашистской Германией. Ее отца направили на трудовой фронт, на Урал, старшего брата — на фронт. В связи с расширением завода «Красный Октябрь» дом, где имели комнату Бармашовы снесли, а им выделили комнату с тремя соседями на улице Октябрьской. Здесь и встретили Бармашовы День Победы. Мать с радостным криком: «Война кончилась! Победа!» — ворвалась в комнату.

- В этот день шум на улицах стоял невообразимый, — вспоминает Зинаида Ивановна, — кто плакал, кто веселился и пел, играла гармонь. Мама не знала, что за пять дней до Победы, в госпитале в Кенигсберге (Калиниграде), от полученных ран умер ее старший сын. Я в это время заканчивала учебу в пятом классе. Ходила в школу на Борок. От переживаний умерла бабушка. Мы остались вдвоем с матерью. Отец вернулся домой только в 1946 году, больным. В пекарню его не взяли, устроился сторожем в Федоровский магазин. Меня, чтобы подкормить, оформили в пионерский лагерь, но хлеб, который я экономила, приносила домой родителям.

В 1947 году не стало отца. Как раз в этот день отменили хлебные карточки. Хлеб стали продавать по заводским пропускам. Помню, пришла за хлебом в магазин, а там полно народа. Мужчина подошел ко мне, отобрал пропуск, сказал, что второй раз стою за хлебом. Я растерялась, пришла домой заплаканная. Брат пошел вместо меня — разбираться. Когда люди узнали, что хлеб нужен на похороны отца, посочувствовали: «Что же она не сказала, что отец умер?» А я от обиды и слова не могла вымолвить.

После окончания семилетки у меня была одна дорога — на работу.

Первые шаги в большую жизнь

Зинаиде Бармашовой не было и пятнадцати лет, когда она узнала, что таких малолеток на завод не берут. Увеличив возраст на три месяца, обратилась к директору завода «Красный Октябрь» Михаилу Карнакову за разрешением: «Возьмите куда-нибудь. Я справлюсь», — заявила девушка. Тот улыбнулся, взглянув на нее, покачал головой, но согласился принять на работу. Направили Зинаиду в сборочный цех, мойщицей стекол.

Но по-настоящему девушка почувствовала себя нужной, когда поступил заказ на электрооборудование для автомашин «Москвич» и «Победа». Для этого была создана комсомольско-молодежная бригада по сборке фонарей, называемых попросту «горбушки». Как активную комсомолку Зинаиду направили в эту бригаду. Шел 1949 год. Дружный и работоспособный сложился коллектив. Работали, не считаясь со временем. Не уходили со смены, пока не справятся с плановым заданием. Иногда работали и до позднего вечера, а отдыхать ложились на полу, подложив под себя картон.

Первый секретарь комсомольской организации Валентин Дворянинов обратил внимание на активную комсомолку. Он серьезно поговорил с Зинаидой.

«Сборщиков у нас хватает, — сказал он, обращаясь к девушке, — а тебе как активистке учиться надо, расти.

После этого разговора Зинаиду Бармашову назначили нарядчицей. Одновременно она поступила в школу рабочей молодежи.

Годы исканий

Заведующая производством З. С. Котова ушла в декретный отпуск. Начальник сборочного цеха Василий Николаевич Костюхин пригласил Зинаиду и сказал: «Предлагаю тебе заменить Котову».

Зинаида стала отказываться: «Я же ничего не знаю, не смогу».

«Иди в цех и учись. И никаких возражений».

- К своему удивлению, — вспоминала Зинаида Ивановна, — я справилась с такой ответственной должностью, а после возвращения З. С. Котовой перешла на прежнее место работы — нарядчицей.

Однажды главный технолог завода предложил Зинаиде работу в нормативной группе техотдела, но ее в это время направили пионервожатой в лагерь. По возвращении начальник производства Виктор Иванович Пленцов предложил Зинаиде Ивановне работу в диспетчерской. Директор завода Георгий Константинович Суслов поддержал начальника производства.

Как в дружной семье

- До начала перестройки, — вспоминает Зинаида Ивановна, — работали мы словно в большой дружной семье. Помню, как комсомольцев посылали на проведение комсомольских собраний в подшефные хозяйства: деревни Новоселово, Финеево. Дополнительно давали задания проверить состояние ферм, выявить проблемы. И мы, девчонки, ходили по грязи, проверяя скотные дворы, телятники, а затем рассказывали, что там увидели, местным комсомольцам. В 1965 году я заочно закончила Кинешминский экономический техникум.

Не зацикливались в шестидесятые, семидесятые и начале восьмидесятых годов только на работе, и заводчане активно участвовали в масовых гуляниях, которые проходили на Воробнихе, в Березовой роще, на которых звучали песни, музыка, проходили различные игры, аттракционы, спортивные состязания. После таких гуляний на работу приходили с хорошим настроением. С удовольствием участвовали в субботниках, выезжали в подшефные хозяйства на заготовку кормов, уборку урожая. Часто для работающих выделяли автобус для поездок в Москву — в театры и музеи. Интересная, живая обстановка окружала коллектив, и люди относились друг к другу словно родные. Все вместе отмечали дни рождения, праздники. С хорошим настроением выходили заводчане на демонстрации, посвященные Октябрьской революции, празднику весны и труда Первому Мая. Радостное настроение царило на праздновании Дня машиностроителя. Отличившихся работников чествовали в торжественной обстановке, вручали премии, присуждали звания победителям социалистического соревнования, ударникамв коммунистического труда, фотографии передовиков размещали на Досках и Книгах Почета, Галерее трудовой славы. Все это проходило торжественно и способствовало укреплению коллективизма, гордости за родное предприятие.

На ответственном участке

Зинаида Ивановна, после замужества ставшая Лопатниковой, хорошо справлялась с должностью диспетчера. Ей часто приходилось работать и за заместителя начальника производства. Хорошо зная производственный процесс, она умело направляла работу в цехах и участках с тем, чтобы своевременно выполнялись заказы на те или иные изделия и заказчик во время получал продукцию. Зинаида Ивановна знала наименование всех деталей, их количество и то, что было нужно согласно производственному процессу того или иного участка, цеха. И сбоев почти не бывало. Завод успешно справлялся со своими задачами, занимал высокие места в социалистическом соревновании, был награжден Красным знаменем ЦК КПСС, Министерства автомобильной промышленности и отраслевого профсоюза.

Завод «Красный Октябрь» обеспечивал потребности в светотехнической арматуре не только увеличивших свою мощность отечественных автогигантов — таких, как заводы по выпуску автомобилей в Тольятти, Горьком, Ульяновске, Риге и других, но и зарубежных заказчиков. Продукция Краснооктябрьского завода шла почти в сто стран мира. Производство расширялось, появлялось новое высокопроизводительное оборудование, разрабатывались новые виды светотехники. Все это происходило на глазах З. И. Лопатниковой, опыт которой рос и развивался вместе с заводом. С мнением Зинаиды Ивановны считался директор завода Константин Яковлевич Багаев, опыт ее подчеркивал директор Сергей Иванович Мещеряков. Поработать ее в качестве начальника производства уговаривал директор Василий Павлович Федоренко.

«Ну, поработай сколько можешь», — просил он З. И. Лопатникову. И смогла она проработать на этой ответственной должности еще шесть лет, с 1983 по 1989 годы.

- Это было очень трудное время. Начала сказываться горбачевская перестройка, — рассказывала Зинаида Ивановна, — значительное внимание стало уделяться качеству продукции. Придирались ко всему. Особенно зверствовал военпред Кашко. Помещения были заставлены продукцией, которую браковал военпред. Даже стекло, на котором была еле заметная марашка, заставлял бить. Однажды одному заказчику потребовалось пятьдесят фар. Я распорядилась загрузить ими автомашину. Был такой шум. Кашко кричал: «Кто дал такое распоряжение?! Выговор за это. И чтобы такого больше не было». Вот такая обстановка была.

Очень недовольна была Зинаида Ивановна руководством завода за то, что часть изделий была передана для выпуска продукции на Вязниковский завод «Освар», и, в частности, фонари ПФ-130.

«Зачем, — говорила Зинаида Ивановна, — у нас все освоено, налажено.

Вскоре поступил заказ на фонари ПФ-130, а все чертежи и кальки передали вязниковцам. Поехали в Вязники за документацией, а те заявили: «Что передали, обратно не вернем». Так вот. Я такого не смогла пережить. Взяла расчет. Даже от предложенного торжественного провода на заслуженный отдых отказалась.

Воспоминания

Давно прекратил существование ОАО «Завод Автосвет», а Зинаида Ивановна словно воочию видит заводские корпуса, себя, идущую по заводскому пролету, словно по оживленному проспекту, и мимо нее снуют люди, движутся электрокары с продукцией. Вот ее окликают работницы цеха, и она объясняет им сложившуюся обстановку. Сколько их было — разных ситуаций, и многое запало в ее душу приятного, а также и обидного до слез. Ведь говорила же руководству, что так поступать нельзя, и вот завода не стало. И люди изменились. Сейчас каждый сам по себе. И совместной радости уже нет. На важное хотелось бы обратить внимание.

- Все вопросы, — говорит Зинаида Ивановна, — в том числе и личного характера, раньше решались быстро. Зайдешь в партком, и больше ничего не надо — проблема улажена. А сейчас от нас отмахиваются. Местной власти надо быть поближе к людям. Это мое пожелание.

Все прошлое, светлое, живое у нее осталось на фотографиях. Зинаида Ивановна Лопатникова перебирает их, словно еще раз листает свою безупречную биографию. Сейчас прошлое, в основном, и радует заслуженного ветерана автомобильной промышленности.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

16