Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

28.07.2020 15:58 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 52 от 28.07.2020 г.

Реконструкция: из прошлого в будущее

Автор: Т. Голованова.

Справка

Термин «историческая реконструкция» может употребляться в двух значениях:

1. Непосредственно восстановление внешнего вида и конструкции объекта (теоретическое или практическое), основанное на его сохранившихся фрагментах, остатках, и имеющейся исторической информации о нем, с помощью современных методов исторической науки.

2. Как деятельность, направленная на восстановление различных аспектов исторических событий, объектов и т. д.

© Википедия

Реконструкция делится на два основных течения – «ливинг хистори» («живая история»), воссоздающую повседневный быт определённой эпохи, и турнирное направление, представители которого изучают и применяют на практике приёмы военного искусства.

Движение исторической реконструкции появилось в нашей стране во второй половине семидесятых годов XX века, да и то на неофициальном уровне. Тогда оно являлось прерогативой немногих увлекающихся историей и насчитывало буквально несколько направлений: Бородино, I Мировая война… Массовым явлением реконструкция стала уже позже, в постсоветскую эпоху. Сейчас всё гораздо более разнообразно: занимаются и античностью, и Средневековьем – европейским и русским, и Новым временем; есть клубы, выбравшие совсем экзотические направления – например, Японию или индейцев. Кому-то интересны бои, другим – повседневный быт. Давно прошли времена, когда в реконструкторских рядах были, в основном, историки, сейчас в них можно встретить и дизайнеров, и менеджеров, и строителей… И если прежде это увлечение являлось, в основном, мужским, то сейчас хватает и женских клубов. Представительница одного из них – рязанка Алёна Трухачёва, неоднократный лауреат конкурсов аутентичной кухни – приехала в гости в Киржач и дала интервью нашей редакции.

– Алёна, расскажите для начала, как вы пришли в реконструкцию.

– Это случилось давно – в 2006, кажется, году. Подруга позвала меня съездить на фестиваль «Белый город» под Белгородом. Понравилось очень, однако не сказать, что тогда меня это увлекло глубоко. Нет, было интересно, и года четыре я ездила на различные мероприятия просто потусоваться, но серьёзно не относилась – сшила костюм по выкройкам, которые дала подруга, на том и остановилась. После, правда, выяснилось, что это платье – нечто среднее между двенадцативечным европейским блио и новгородским платьем с иконы XIV века… А потом Ольга умерла, и я на несколько лет отстранилась от движения.

– А как получилось, что вернулись?

– В 2014-м другая моя подруга – Таня Кузнецова – занялась Русью XIII века, ну и затащила меня в клуб «Ратный мир», который как раз занимается этой исторической эпохой.

– Но сейчас у вас свой клуб?

– Да. В 2016-м мы ушли из «Ратного мира» – как говорится, «по серьёзным идеологическим разногласиям». Руководитель был тем ещё сексистом, считал, что место женщины у котла, если не ходит в бугурты (массовые бои. – Прим. редакции); да и, мол, по-хорошему дамы вообще на фестивале не нужны; а каков поп, таков и приход – ребята из клуба придерживались таких же взглядов. Плюс ко всему мы сами развивались, изучали новую информацию, шили новые костюмы, а парни как ходили десять лет назад в тряпках из не пойми чего, так и не изменились – им просто ни к чему были все эти «женские штучки». Уровень «реконса» сейчас сильно вырос, а люди остались на прежней стадии. В итоге стало просто стыдно появляться с этими «каликами перехожими» на мероприятиях – это в том случае, если они вообще проходили допуски. Чаша терпения переполнилась – и мы организовали свой женский клуб, «Ромовые бабы». На самом деле, можно было бы обойтись даже и без этого, но зачастую клубные заявки банально проще оформлять – перепиской с организаторами в таком случае занимается только один человек.

– Получается, так просто на реконструкторский фестиваль не попасть?

– Если зрителем – милости просим. А вот если хотите заявиться как участник на серьёзный фестиваль, то придётся предоставить как минимум фото в костюмах – и в случае возникновения у паспортистов вопросов обосновать наличие в комплексе того или иного элемента. Как-то организаторы одного мероприятия поставили под сомнение подвеску на моих бусах. Мы полночи искали источники: информации-то много проходит, не всегда с ходу вспомнишь, где что видел. Так и здесь – помним только, что подвеска старорязанская, начала XIII века, а вот в каком источнике встречалась – вопрос. Нашли в итоге, не пришлось снимать… На другие фестивали изначально требуется паспорт костюма в заявке – это полное описание комплекса, с фотографиями и ссылками на археологические, литературные либо изобразительные источники. Порой такие баталии между паспортистами и участниками возникают – диву даёшься, особенно если костюм является версией или реконструкцией по каким-то малоизвестным находкам. Палатки и шатры тоже нужны аутентичные, иначе заставят убрать, придётся спать в чистом полюшке. То ли дело лет десять назад – повсюду на поле были туристические палатки, приехать можно было в рубахе с ролевой игры… Да, кстати, моя подруга так и ездила на Куликовку (фестиваль «Поле Куликово». — Прим. редакции) в 2004-м. В том году они устраивали игру по русским сказкам, вот в тех рубахах и ходили по фестивалю, на ногах – кроссовки. Ордынцами в том году командовал стрелец, а русскими войсками – тевтонец. Вспоминает – смеётся и стыдится одновременно, какими «гоблинами» были («гоблин», «гобуль» – обозначение для тех, чей костюм в той или иной мере не соответствует заявленному региону/эпохе. Антоним – «лазурный». – Прим. редакции). Сейчас-то у неё вещи уж в два рюкзака не помещаются – льняные рубахи, шерстяные рубахи, плащи. Палатка у нас своя, войлочные коврики, овчина, котёл, опять же, кованый, посуда, ясное дело – не у каждого мужского клуба такое снаряжение есть. Только мебелью не обзавелись – на двоих нам в ней просто нет необходимости.

- К слову об уровне: как вы оцениваете развитие российских клубов исторической реконструкции по отношению к западным?

- Вы знаете, на самом деле с этим у нас всё обстоит очень хорошо. Если взять «ливинг хистори», то, просматривая фото с крупных западных фестивалей, вы зачастую можете увидеть у участников современные очки, современную обувь, прочие предметы «неаутента». У нас, конечно, такое возможно, если фестиваль маленький, а организаторы безответственные. Но чаще всего – нет. Если ты серьёзно занимаешься «реконсом», то сам себе такого не позволишь – мы же приезжаем на фестиваль, чтобы по максимуму, насколько позволяет современная цивилизация, погрузиться в эпоху. Да и есть такое понятие, как «лазурный дозор» — ребята смотрят, чтобы не было пластика на столах, телефоны те же сотовые чтобы не светили. Хочешь поговорить – зайди в палатку или выйди за территорию фестиваля и говори себе, сколько захочется. А если говорить о «железячниках», то наши ребята – постоянные победители «Битвы Наций» (это чемпионат мира по историческому средневековому бою). Есть и массовые номинации, и дуэльные, причём как среди мужчин, так и среди женщин; кроме того, имеются и небоевые номинации – на лучший костюм, доспех, лучший аутентичный лагерь. Если кто-то интересуется этой темой, видео с чемпионата легко можно отыскать в Интернете.

– А какое направление у вашего клуба?

– Основной акцент мы делаем на культуре вятичей – это славянское племя, сведения о котором дольше всех встречаются в летописях; оно окончательно ассимилировалось с русскими в XIII веке. А нашим коньком является аутентичная кулинария – готовка по рецептам прежних времён; за это мы в общей сложности получили несколько грамот и три ножа, причём первую грамоту нам буквально навязали (смеётся). Правда, с Русью всё сложно – в отличие от Европы, первые записи, которые можно с натяжкой назвать рецептами, появились только в XVI веке – в «Домострое» и «Росписи царским кушаньям». Так что ориентируемся на археологию и упоминания отдельных названий в хрониках. Ну, и на здравый смысл, конечно. А то вот, например, на одном фестивале глава жюри рассказывал, как ребята в конкурсное блюдо положили элеутерококк и считали, что всё нормально. А уж использование картошки даже на конкурсе – вообще классика. У нас-то с обоснованиями рецептов всё хорошо – как-то, помню, готовили шурпу с репой, а это отнюдь не классический вариант, обычно используют нут. Так когда попросили обосновать, мы предъявили сразу три пункта – ботанический, лингвистический и кулинарный (проанализировали рецепты народов из региона миграции Орды); вопросов у жюри больше не было.

– Чем планируете блеснуть в следующем конкурсе?

– Вообще это страшная тайна, но вам, так и быть, расскажу. Одним из пунктов меню у нас будет суп из бобрового хвоста. В Средневековье бобры считались рыбой, и такой суп варился в пост. Конечно, с крупными клубами конкурировать сложно – у них банально больше ресурс; приобрести лосятину, медвежатину, осетрину для них – не проблема. А пару сезонов назад на Куликовке готовили шашлык из байбака – суслика. Но, надеюсь, всё же и в этом году мы без грамоты не останемся.

– Кстати – о фестивалях. На каких вам уже приходилось бывать?

– В основном, ездим, конечно, на мероприятия по нашей эпохе. Из крупных – постоянно посещаем «Поле Куликово», это вообще любимый фестиваль, с особой атмосферой. Или, например, «Битва на Воже» под Рязанью – её называют «репетицией Куликовской битвы». Хотя, случается, бываем и на мероприятиях по другим эпохам – «Наследие предков» под Раменским (IX-XI века), «Битва при Молодях» (XVI век). Благо, для этого в женском костюме достаточно поменять буквально несколько украшений – мода в допетровской Руси была очень статична. И вот уже два года нас приглашают на крупнейший московский фестиваль «Времена и Эпохи» – «ВиЭ». В прошлый раз на него приезжали участники со всего света – даже из Мексики и Австралии. В этом году, к сожалению, проведению мероприятия помешал коронавирус, жаль безумно просто… Вообще – благодаря вирусу этот сезон просто не состоялся, по большому счёту. Хорошо хоть Куликовка будет.

– Не будем о грустном. Расскажите лучше какой-нибудь забавный случай.

– У нас постоянно происходит что-то весёлое – народ-то с юмором, да и обстановка способствует. Другое дело, что истории, в основном, специфические, узкопрофильные, если можно так выразиться; человеку со стороны они вряд ли покажутся смешными. Либо байки не совсем приличны для публикации. Даже не знаю… Ну, например, в прошлом году на «ВиЭ» на площадке викингов на Чистых прудах посетители зачем-то постоянно пытались угнать драккар (корабль викингов. – Прим. редакции). Или вот на Молодях пошли мы прогуляться по полю под ручку с ландскнехтом (немецкий наемник эпохи Возрождения. – Прим. редакции) – а их отродясь не было в тех краях и быть не могло – и вдруг обнаружили, что как-то внезапно уже участвуем в открытии фестиваля и идём в строю участников. А на позапрошлой Куликовке – она известна как «рваная», ветер был почти ураганный, палатку нашу порвал, – у наших друзей портки за Дон унесло. А ещё сейчас вспомнилось – хотя это скорее из разряда милоты: перед показухой (показательный бой. – Прим. редакции) слышим – шум какой-то; воины в латах, размахивая мечами, орут и по полянке бегают. Девчонки кричат – «не убивайте её, не убивайте!» Подошли поближе – парни мышку поймали. Посадили на руку, накормили хлебом, а потом мышка так на ладони и уснула. Как проснулась, выпустили её, конечно.

– Какие у вас планы на будущее?

– Думаем съездить на крупнейший фестиваль по раннему Средневековью – «Русборг». Это очень серьёзный фестиваль с серьёзными допусками и правилами поведения на месте. Нельзя пользоваться источниками электрического освещения даже в палатке, вообще запрещено носить очки, даже в тёмное время суток. Если непереносимость на линзы — ходи так или вовсе не приезжай. Для «Русборга» нам как минимум придётся сменить украшения, а возможно, и сшить новые рубахи, купить обувь. Кроме того, планируется пошив новых комплексов, на которые уже приобретена ткань – правда, мы пока не определились окончательно относительно эпохи: колеблемся между ландскнехтами XVI века и Великим княжеством Литовским XVII-го.

– А как Вы думаете, возможно ли в нашем Киржаче «поднять» реконструкторское движение?

– Вообще потенциал у вашего города есть. Я слышала, здесь живут кузнецы, работающие с доспехами и оружием. Да и сам город расположен удачно – рядом Москва и, главное – Владимир, древняя столица Руси, где, кстати говоря, реконструкторские клубы очень сильны. А ещё у вас есть хорошее направление для развития – угро-финские племена, у которых были интересные костюмы; мы сами одно время планировали заниматься реконструкцией рязано-окцев – малоизученной народности, исчезнувшей, к сожалению, в XI веке. Кроме того, немало фестивалей проходит сравнительно недалеко – от ВиЭ до Бородино. А что город небольшой – так это вовсе не помеха; у меня масса знакомых, живущих в маленьких городках, и при этом их клубы очень известны и имениты. Были бы желающие – и реконструкция появится.

- Спасибо за интересный рассказ, Алёна, – и будем ждать свежих новостей с реконструкторских полей!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

43