Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

31.07.2020 16:09 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 53 от 31.07.2020 г.

Взгляд на военную историю (На основе документальных фактов)

Откуда, из каких источников мы узнаем о Великой Отечественной войне? Большинство из нас – из фильмов, художественной литературы и публицистики. Достоверно ли они передают правду об этой войне? Думаю, не совсем.

Придя на работу в районный военкомат, я впервые, в буквальном смысле слова соприкоснулась с реальными документами того времени.

Вот передо мной лежит один из многочисленных томов военного архива, хранящегося в Киржачском военкомате: «Именные списки отправленных в Советскую Армию с января 1942 г. по июль 1942 г. (включительно)».

В этих потрепанных войной и временем пожелтевших листочках – судьбы сотен наших земляков, ушедших на фронт.

Документы написаны просто от руки — карандашом или чернилами. Порой почерк писавшего почти неразборчивый, а порой очень красивый, с залихватскими завитушками и росчерками.

Вот маленькие, часто без ровно обрезанного края, просто оторванные четвертушки и восьмушки листа простой оберточной шершавой бумаги серого, грязно-сиреневого, зеленоватого цвета. Вот напечатанные на машинке листы тонкой папиросной бумаги. Строчки тесно и торопливо бегут, наезжая друг на друга.

Вот совсем маленький клочок бумаги, видно, написанный командиром второпях между боями – отпускное свидетельство бойца.

Нам, теперешним сотрудникам военкомата, привыкшим делать все строго по нормативным требованиям, кажется странным, что эти листочки имели юридическую силу документа, однако – это так.

В этой же архивной папке хранятся экземпляры приговоров суда в отношении военнослужащих.

Что я слышала из СМИ о приговорах военного времени: расстрел без суда и следствия, наводящие ужас «тройки».

Но, оказывается, были и суды, в нашем теперешнем понимании этого слова и достаточно лояльные приговоры. Вот один из них — дословная цитата с сохранением орфографии и пунктуации первоисточника (в последующих цитатах то же самое):

«Приговор. ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК.

1942 г. Января 22-го дня. Военный Трибунал Воздушно-Десантного корпуса в открытом судебном заседании в расположении в/части в составе:

Председательствующего Военюриста 3 ранга А. Д. Ж-ва и членов Военюриста 3 ранга А. Ф. Щ-на и Военюриста Н. Т. Ж-н при секретаре

А. П. П-ве без участия сторон обвинения и защиты.

Приговорил: С-ва П. К. и С-ва М. С. на основании ст. 193-7 п. «г» с применением ст. 51 УК РСФСР, подвергнуть лишению свободы в ИТЛ сроком на десять лет /10/ каждого, без поражения прав, с зачетом предварительного заключения с 19.XI-41г.

Учитывая заявленную готовность осужденных С-ва и С-ва искупить свою вину на фронте, а также учитывая личность их, на основании примечания 2-го ст. 28 УК РСФСР, исполнение данного приговора отложить до окончания военных действий с немедленным направлением С-ва и С-ва в действующую часть Красной Армии.

Если С-в и С-в проявят себя на фронте стойкими защитниками СССР, то по ходатайству командования наказание им может быть сокращено или от наказания могут быть освобождены».

(Прим. автора: С-в и С-в были осуждены за дезертирство).

Вот еще один подобный документ:

Военный Трибунал 9-го Воздушно-Десантного корпуса – начальнику Киржачского РОМ (районное отделение милиции. – Прим. автора).

«Объявите содержащемуся в Вашей КПЗ заключенному Х-ву Ф. И., что определением Военной Коллегии Верхсуда СССР от 13 мая 1942 г. ВМН – расстрел – заменена ему десятью /10/ годами лишения свободы в ИТЛ, с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий.

Одновременно на основании этого препроводите Х-ва в распоряжение Райвоенкомата для отправления в действующую армию.

Об исполнении донесите в ВТ 9 ВДК».

Иногда, к сожалению, у РВК были недоработки. Вот еще один протокол подготовительного заседания военного трибунала 9-го воздушно-десантного корпуса. Определение:

«Обвинительное заключение утверждено быть не может, а дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1. Обвиняемый Т-ин Е. М. в составе маршевой группы Киржачского РВК следовал к месту назначения, но в силу тяжелого заболевания /воспаление мочевого пузыря и сужения мочеиспускательного канала/ и в виду отсутствия в маршевых группах санчасти, 10 декабря 1941 г. возвратился к месту призыва.

2. Из справки Киржачской амбулатории от 5-1-41г. видно, что Т-ин действительно страдал указанными выше заболеваниями и нуждался в операции с коечным лечением, что с первого дня по возвращению к месту призыва он обратился за медпомощью, которая затем ему регулярно оказывалась.

3. Как видно из объяснения Нач. I-й части Киржачского РВК от 5-1-42г.

Т-ин не скрывался, а по возвращению к месту призыва явился в РВК, но последний не принял должных мер к оказанию тяжело больному военнослужащему помощи. Т-ин вторично приходил в РВК, однако вместо больницы был направлен в милицию, где и посажен под стражу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 4 п. 5 УПК РСФСР – дело производством прекратить за отсутствием в действиях Т-на Е. М. состава преступления.

Меру пресечения по делу отменить, Т-на Е. М. из-под стражи освободить, предложив направить его в ближайший РВК или пересыльный пункт».

Вот выписка из еще одного приговора военного трибунала 9-го воздушно-десантного корпуса. Трибунал установил:

«Подсудимый Д-ин Н. И. обвиняется в том, что он 17.12.41 г. выйдя из вражеского окружения, уклонился от своих воинских обязанностей.

Трибунал считает, что это обвинение не доказано, т. к. Д-ин сам явился в Киржачский РВК , по месту первоначального призыва в Армию 5.1.42 г. для получения назначения в в/часть. Руководствуясь ст. ст. 319-326 УПК РСФСР приговорил:

Д-ина Николая Ивановича по ст. 193-7 п «г» УК РСФСР считать оправданным за недоказанностью преступления.

Приговор окончательный и кассационному обжалованию не подлежит. Меру пресечения в отношении Д-ина Н. И. отменить, освободить его немедленно из-под стражи.»

По тем же статьям вынесен приговор и в отношении С-ва Г. П.:

«С-ва Г. П. на основании ст 193-7 п. «г» УК и учитывая, что у него два сына в действующей армии и что он действительно был обморожен, подвергнуть по правилам ст. 51 УК РСФСР лишению свободы в ИТЛ сроком на пять лет, без поражения прав, с зачетом предварительного заключения с 8.1.42 года.

Учитывая заявленную готовность С-ва искупить свою вину на фронте, на основании примечания 2-го ст. 28 УК РСФСР исполнение данного приговора отложить до окончания военных действий».

Подобных приговоров я видела несколько. Конечно, не все было так радужно, были и расстрельные приговоры, но ведь, вопреки бытующему мнению, были и оправдательные, причем, как видно из документа, военные юристы тщательно разбирались с каждым делом, несмотря на тяжелое время.

Бывали и курьезные случаи.

«Начальнику Райотделения НКВД

Военнообязанный С-ов Капитон Степанович 15 августа с.г. был заключен в состав команды, отправленной в Красную Армию. Команда была отправлена до. Ст. Кипрево походом. С-ов отстал на другой день явился в Райвоенкомат. Как отставший от команды вместе с другими военнообязанными был отправлен 16-го августа на ст. Киржач для следования в войсковую часть на вечернем поезде, на этот поезд С-ов снова не попал, на другое утро также прибыл в Райвоенкомат, откуда был направлен на ст. Кипрево т.к. команда должна следовать в поезде проходящем через эту станцию, на этот поезд на ст. Кипрево снова не сел, вернулся обратно. 18-го августа в Райвоенкомат не попал по причине задержания его работниками НКВД.

Необходимо сказать, что С-ов все время при явке в Райвоенкомат был пьян.

Прошу привлечь к уголовной ответственности за уклонение от отправки в Армию.

Киржачский Райвоенком

Старший Батальонный Комиссар Сеничкин».

Да, видно, терпение у военкома лопнуло.

В годы войны наш Киржачский военкомат помимо отправки на фронт людей занимался также поставками транспорта, в том числе гужевого.

«Удостоверение. Выдано военнообязанному тов. К-кину Д. М. в том, что он является старшим партии лошадей, следуемой из Киржачского военкомата в распоряжение Ивановского райвоенкомата на сдаточный пункт.

По сдаче лошадей тов. К-кин Д. М. обязан с группой колхозников, сопровождающих лошадей возвратиться в расположение Киржачского райвоенкомата».

Военный комиссариат помогал родственникам погибших бойцов с назначением пособий:

«Начальнику 4-го Отделения Отдела Кадров

Московского Военного Округа

г. Горький.

При этом представляю материал на погибшего в боях с германским фашизмом лейтенанта Т-ва Петра Александровича на Ваше рассмотрение и назначения его родственникам пособия согласно приказа НКО № 220-41 года.

Приложение: Заявление родителей от 24-го января 1942 года, талоны к переводу по почте на сумму 600 и 400 рублей, справка Киржачского райисполкома от 29-го апреля 1927 года за №572, справка Киржачского Городского Совета Д.Т. от 22-го января 42 года, отношение Управления мобилизации и укомплектования Армии от 29-го декабря 1941 года за № ОП/771/46457, копия извещения с Военного Округа от 21-го декабря 1941 года за № (плохо читается), справка Киржачского Городского Совета от 22-го января 1942 года, метрическая запись на Т-ва Александра Александровича, копия денежного аттестата.

Киржачский Райвоенком

Старший Батальонный Комиссар Сеничкин».

Если же боец объявлялся дезертиром, то его родственники лишались пособия.

«Зав. Райсобесом тов. Романовой.

По сообщению командования 127 запасного стрелкового полка из части дезертировал красноармеец М-ов Николай Яковлевич, 1922 года рождения, уроженец Ивановской области, Киржачского района, дер. Лисицино.

Сообщая об изложенном применить в отношении семьи красноармейца М-ова Н. Я. постановление Правительства о лишении пособия.

Киржачский Райвоенком

Старший Батальонный Комиссар Сеничкин».

Военному комиссариату приходилось во время войны заниматься еще и проблемами жителей Киржача, у которых родственники были в Красной Армии.

Мне на глаза попался, на мой взгляд, интересный документ – письмо помощника Киржачского военкома (фамилия плохо читается):

«Директору завода «Красный Октябрь»

Тов. Потапову

В райвоенкомат обратились с жалобой жены красноармейцев — бывших рабочих Вашего завода – Я-ва Евдокия Павловна и У-ва Прасковья Васильевна о том, что с февраля месяца с/года, то есть с момента ухода их мужей в Красную Армию они лишены продовольствия при заводе хлебом и другими продуктами, в результате чего остались безо всякого снабжения, как со стороны завода, так и с/совета и в настоящее время находятся в весьма плохих материальных условиях.

Обращая Ваше внимание как директора завода на указанный факт незаконного лишения в обеспеченности хлебом и другими продуктами семей рабочих Вашего завода, призванных в Красную Армию, прошу сохранить за ними право получения хлеба и других продуктов как иждивенцев бывших рабочих на общих основаниях т.е. наравне с иждивенцами других рабочих, ибо призыв в Красную Армию того или иного рабочего не может быть препятствием для лишения семьи в снабжении, а наоборот семьи призванных должны быть окружены всеобщим вниманием и в особенности со стороны руководства предприятия.

О результатах выше изложенного прошу поставить Райвоенкомат в известность».

Думаю, что данное письмо в комментариях не нуждается. Хочется только сказать спасибо за чуткость и высокие душевные качества его автору.

Автор данной статьи не претендует на объективность во взгляде на военную историю, а просто высказывает свое субъективное мнение, но, может быть, это частное мнение поможет кому-то иначе взглянуть на события тех лет. Хотелось бы посредством данной публикации отдать дань памяти тем людям, которые жили, сражались и работали в то нелегкое время.

Автор также предупреждает читателя, что в цифрах могут быть неточности, т. к. документы сильно изношены и цифры плохо читаются.

М. ВАРЛАМОВА, внештатный корр.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

6