Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

04.09.2020 13:44 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 63 от 04.09.2020 г.

На войне, в быту суровом, в трудной жизни боевой…

Автор: Материал подготовил В. ЮРЬЕВ.

Советский повар, доставивший в пищевом термосе обед на передовую.

Работает полевая кухня
«Спам» из США.

- Вам бы, знаете, во флот
С вашим аппетитом.
А. Твардовский. «Василий Тёркин».


Сегодня мы затронем тему, практически не освещаемую в наиболее известных военных книгах и фильмах – поговорим о питании бойцов Советской армии. В тех же фильмах чаще всего на передовой мимоходом возникает из ниоткуда второстепенный персонаж в виде добродушного повара могучего телосложения, который разливает бойцам в котелки еду, с удивительной ловкостью и смекалкой раздобытую им у глупых немцев. В крайнем случае – наших оголодавших, но героических бойцов кормят некие советские сельчане, отдавая свою последнюю пищу. Но ведь снабжение и питание бойцов – это целая наука, и во многом от нее зависело, пойдут ли солдаты в бой полными сил и боевого духа – или ослабевшими от голода. И глупо было бы полагать, что советское командование этого не понимало, полностью положившись в вопросе снабжения на смекалку полковых поваров и самоотверженность сельчан.


ОТ ПОДНОЖНОГО КОРМА – К НАУКЕ О СНАБЖЕНИИ

В допетровские времена снабжение солдат на Руси не подчинялось никаким централизованным правилам и регламентам. Войско, помимо царских стрелецких полков, собиралось из дворян, каждый из которых обязан был приехать по «цареву слову» на сборы сам и привезти боевых холопов (число которых варьировалось от одного до сотен, в зависимости от достатка конкретного дворянина), причем обязанность по обеспечению воинов конями, оружием, доспехами, едой лежала на их хозяине – собственно, именно для этого служилому дворянству давались «в кормление» земли с деревнями. Если дворянин переставал служить, а наследников, которые могли бы встать в строй вместо него, не было – земли отходили обратно в царевы владения.

Отдельно отметим, что боевые холопы не имели ничего общего с холопами в привычном для нас смысле этого слова – это были не бессловесные измордованные крестьяне, всю жизнь тянувшие лямку барщины и отдающие пол-урожая барину, а воины-профессионалы, всю жизнь посвятившие боям.

В походе же, естественно, вместе с запасами, взятыми дворянином в дорогу, широко использовался и «подножный корм» — где из речки рыбу бойцы наловят, где зайца подстрелят, где татарское кочевье из числа вражеских разорят – и всё шло в общий котел отряда.

Одна из заслуг Петра Первого состоит в том, что он добивался, чтобы перевести солдат с подножного корма по принципу «кто где урвет» на организованное довольствие. Солдатам начали выдавать хлеб, крупы и деньги на мясо и соль. Однако вплоть до 20 века, помимо интендантского снабжения, военные части в мирное время нередко «обзаводились» своими пасеками, огородиками и хлевами. Причем еду варили зачастую поартельно – первый взвод роты, скажем, мог «скинуться» и нанять повариху, во втором кашеварил кто-то из солдат с явным кулинарным талантом, а в третьем теоретически вообще могли готовить мелкими группками по два-три человека – каждая группа сама себе. И только опыт первой мировой и Гражданской показал всю ценность централизованной системы обеспечения бойцов питанием.


О СМЕНЕ «ДИЕТ»

Примечательно, что до начала Великой Отечественной паек красноармейцев, утвержденный Советом труда и обороны 6 марта 1934 года постановлением № К-29сс, был не очень далеким от вегетарианского питания, хотя и направленным на обильное насыщение низкокалорийной массой. Так, в основной красноармейский паек (норма № 1) входили: хлеб ржаной – 600 г; хлеб пшеничный – 400 г: мука пшеничная – 20 г; крупа – 150 г; мясо – 175 г; сельдь – 75 г; сало – 20 г; масло растительное – 30 г; картофель – 400 г; капуста (квашеная и свежая) – 170 г; свёкла – 60 г; морковь – 35; лук – 30 г; коренья, зелень – 40 г; томат-пюре – 15 г; перец – 0,3 г; лавровый лист – 0,3 г; сахар – 35 г; чай (в месяц) – 50 г; соль – 30 г; горчица – 0,3 г; уксус – 3 г.

Однако когда в воздухе «запахло грозой», постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 1357-551сс от 15 мая 1941 года и приказом Наркома обороны № 208 от 24 мая 1941 года в РККА была введена новая, более «мясная» норма № 1 военного времени, в которую входили: сухари ржаные – 600 г; концентрированная каша из пшена – 200 г; концентрированный суп-пюре гороховый – 75 г; колбаса полукопчёная «Минская» – 100 г; или вобла суховяленая/копчёная – 150 г; или сыр-брынза – 150 г; или суховяленое рыбное филе – 100 г; или мясные консервы – 113 г; или сельдь солёная – 200 г; сахар – 35 г; чай – 2 г; соль – 10 г.

Лётчики получали 800 г хлеба, 190 г круп и макарон, 500 г картофеля, 385 г других овощей, 390 г мяса, 90 г рыбы, 80 г сахара, а также 200 г свежего или 20 г сгущенного молока, 20 г творога, 10 г сметаны, 0,5 яйца, 90 г сливочного, 5 г растительного масла, 20 г сыра, фруктовый экстракт и сухофрукты. Свои нюансы были во флотском меню. Подводники регулярно ели квашеную капусту, соленые огурцы и сырой лук — эти продукты компенсировали дефицит кислорода. На крупных кораблях производился «домашний» хлеб, выпеченный прямо на борту.

Отдельно надо вспомнить и о «наркомовских 100 граммах». Они выдавались военным на передовой до мая 1942-го. Согласно следующему приказу полагались уже 200 граммов, но только военнослужащим передовой линии при наличии успехов в боевых действиях. Остальные отныне получали «наркомовские» только по государственным праздникам. Причем за справедливое распределение водки отвечали военные фронтовые советы. Укажем также, что обычно на фронт привозили не водку, а чистый спирт. А доводили его до нужной консистенции уже передовые старшины. Отмена выдачи водки в армии произошла уже после немецкой капитуляции в мае 1945-го.


В ГОРЬКИЕ ДНИ ОТСТУПЛЕНИЙ

В тяжкий военный 41-й год снабжение советских солдат было хаотичным из-за ужасающей ситуации на фронтах. Подробных указаний, как организовать питание в условиях боев, не было – предлагалось действовать «по обстановке». При этом хлеб выдавался сразу всей нормой на сутки, а в отношении горячего был принят порядок двухразового питания – утром и вечером: суп и второе блюдо, чаще всего – полужидкая каша с мясом. Горячая пища на передовую доставлялась в термосах. Летом и осенью солдат выручал «подножный корм» — собранные по случаю овощи, зелень, фрукты, ягоды и грибы. Убитая на фронте или в тылу лошадь тоже шла в «приварок» для общего котла.

Оборона, наступление или окружение непосредственно влияли на питание бойцов. Наиболее тяжелые условия сложились на Ленинградском фронте, где зимой 1942 года солдатский рацион был урезан вдвое: на передовой получали 500 г хлеба и 125 г мяса в день, в тыловых частях — 300 г и 50 г. Лишь к весне подвоз продуктов по «Дороге жизни» через Ладожское озеро позволил создать недельные резервы и наладить фактическое исполнение норм.


А ГДЕ КОМПОТ?!

Образ полевой солдатской кухни знаком, без преувеличения, всем нашим соотечественникам. Ещё с 1898 года в русской армии стали появляться двухколесные повозки-прицепы с трубой и котлами, от которых вкусно пахло солдатской кашей или супом. И в Великую Отечественную войну солдатский принцип: «щи да каша – пища наша» продолжал работать. Кухня была своеобразной «душой» подразделения. А поваром назначали наиболее уважаемого и честного бойца, пользовавшегося всеобщим доверием. От него зависело, как будут распределены продукты, вовремя ли они будут приготовлены.

Блюда, особенно на передовой, готовились простые, зачастую повар произвольно мешал в котле мясо, крупы, овощи — все, что имелось под рукой. На выходе чаще всего получалась жидкая каша с мясом или «овощное рагу». Но даже на приготовление таких блюд уходило 3,5-4 часа. Около получаса надо было на то, чтобы растопить полевую кухню дровами, почти три часа — чтобы приготовить пищу из двух блюд на роту солдат. При этом кухню устанавливали в отдалении от передовой, поэтому на «переброску» термосов с едой в окопы тоже требовалось время. Долгие бои ломали распорядок дня, а при быстром наступлении войск кухни не успевали за солдатами. Готовить еду на марше было нельзя, а ночью, когда продвижение останавливалось, командиры обычно запрещали разводить огонь, чтобы не выдать себя противнику.

Кроме нехватки продуктов на фронте, еще одной причиной, по которой красноармейцы недоедали, были злоупотребления интендантов. По пути от складов к боевым позициям продукты проходили через множество посредников, и часть при этом каким-то образом «терялась». Вот выдержки из рапортов инспекторских проверок полевых кухонь.

Лето 1942‑го, Северо-Кавказский фронт: «Пища готовится однообразная, преимущественно из пищевых концентратов. Овощи в частях отсутствуют при наличии их на фронтовом складе». Тогда же, Южный фронт: «Бойцы жалуются на жидкую и однообразную пищу, доставляемую им в остывшем состоянии, а вместо чая пьют сырую воду с сахаром». В конце 1942 года инспекторов не удовлетворил рейд в 8‑ю гвардейскую стрелковую дивизию: «Бойцы 238-й, 262-й стрелковых дивизий Калининского фронта во время марша в течение 3 – 5 дней получали по 200 – 250 г сухарей в сутки. Бойцы 32-й и 306-й стрелковых дивизий и 48-й механизированной бригады в течение пяти дней не получали даже хлеба». Прямые факты воровства обтекаемо назывались «несоветским отношением к сохранению и расходованию продовольствия».

Злоупотребления, увы, продолжались и до конца войны, и после ее окончания – недаром образ «прапорщика-кладовщика» и до наших дней вызывает совершенно недвусмысленные ассоциации у народа.


ЛЕНД-ЛИЗ И ТРОФЕИ

Говоря о питании РККА в годы войны, нельзя не остановиться на поставках продуктов в СССР по ленд-лизу. На Московской трехсторонней конференции (29 сентября – 1 октября 1941 г.), выработавшей первый из четырех Протоколов о поставках, Советский Союз запросил об отправке в его порты ежемесячно 200 тыс. т пшеницы, 70 тыс. т сахара и 1,5 тыс. т какао, что предполагало полное обеспечение этими продуктами 10-миллионной армии. Помимо муки и сахара, первые пароходы доставили высококалорийные обезвоженные или консервированные продукты. Они пришлись как нельзя кстати для пробивавшихся из окружения армий и особенно для осажденного Ленинграда и городов Крайнего Севера. Продукты поставлялись из США, Канады и Великобритании.

Еще Советский Союз получал маргарин, соевую муку и крупы, сыр и специально приготовленные питательные и легкие концентраты. Бойцы Ленинградского фронта вспоминали, как, уходя в разведку, они получали толстые плитки горького американского шоколада, банки галет. Американцы поставляли борщ в пакетах, который производили специально для России по русским рецептам. В госпитали направлялись фруктовые соки, консервированные, сухие и свежие фрукты, овощи, орехи и многое другое. В СССР было направлено 25 % всей производимой в США свинины, которая, в основном, поставлялась в виде тушенки, опять-таки приготовленной по русским рецептам, поскольку в Америке ее до тех пор не готовили. Реже мясные консервы поставлялись в виде консервированной колбасы, сосисок или бекона.

Любопытный факт: именно в годы поставок по ленд-лизу, а не с развитием интернет-технологий, русские познакомились впервые со словом «спам». Разумеется, тогда наши солдаты называли так не поток рекламных писем на почту. Спамом именовались… мясные консервы из США. Дело в том, что в военные годы американская компания Hormel Foods Corporation поставляла в СССР в огромных количествах консервы с надписью SPAM (от англ. SPiced hAM – «ветчина со специями») на банках. А уже в 80-х годах финансист Дейв Родес так активно начал рекламировать свое творение – финансовую пирамиду – что его рекламу сравнили со "спамом". Популярное слово перешло в компьютерную терминологию и стало обозначать любую надоедливую рекламу или рассылку.

И конечно, в ход шли трофейные продукты питания. Наши солдаты высоко ценили немецкое продовольствие, поэтому охотно пользовались захваченными в боях продуктами. Колбасы, консервы, шоколад, голландский сыр были излюбленными трофеями после удачных операций и сразу «пускались в дело».


ОДИН ИЗ ЗАЛОГОВ ПОБЕДЫ

С 1943 года ситуация с фронтовым питанием стала выравниваться. До автоматизма было налажено взаимодействие фронтовых и тыловых служб снабжения. Устоялись правила и нормы питания. А Красная армия пошла вперед, громя противника на всех фронтах. Освобождение Украины и работа тыловых частей по обеспечению фронта продуктами дали хороший результат. Более того, к концу войны в освобождённых городах Европы и в поверженных немецких городах и сёлах дымили наши полевые кухни. Кормили всех нуждающихся, детей, стариков, женщин…

У немцев же наблюдалась обратная картина. В начале войны, когда на гитлеровцев работала почти вся Европа, немецкие солдаты были обеспечены голландским сыром, итальянскими сардинами, французскими сигаретами, колбасой, коньяком, кофе и шоколадом, суповыми концентратами... А вот голодные смерти под Сталинградом и постепенное прекращение поставок привычных продуктов по мере изменения военной ситуации в ходе войны крайне негативно влияли на личный состав гитлеровской армии.

Качество, а главное – своевременность и разнообразность фронтового питания стали не менее важным фактором Победы, чем новые системы вооружения и перевес СССР в области промышленности.

При подготовке статьи использовались материалы и фото с сайтов «Википедия», lib.ru, kultura.ptz.ru, back-in-ussr.com и histrf.ru.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20