Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

28.09.2021 16:21 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 71 от 28.09.2021 г.

ЧЕЛОВЕК ГОДА Хирург рождён для действия

Автор: В. Юрьев.

Мы продолжаем цикл статей, посвященный киржачанам, которым этим летом было присвоено Почетное звание «Человек года». И сегодня наш рассказ – о хирурге ЦРБ Дмитрии Шаповалове.

ОТ ПОГАРА ДО КИРЖАЧА

- Дим, осторожно, — предупредил отец и вылил на дно лодки порцию смолы. – А теперь разравнивай. Пазы в бортах аккуратнее смоли.

Подросток-сын молча кивнул и, сосредоточенно сопя, принялся размазывать деревянной лопаткой тягучую смолу по борту перевернутой лодки.

Весна уже вовсю бушевала по Брянщине, заливая ее солнечным светом и вздыбливая землю рвущейся вверх зеленью. Скоро, совсем скоро Димка с отцом снова отправятся на лодке на рыбалку – и будет азартное ожидание, и осторожные поклевки хитрого карася, и резкая подсечка, после которой в лодке яростно забьется здоровенная рыбина с золотистой чешуей…

Далекий от нас городок Погар находится в Брянской области, на границе с Украиной – впрочем, и до Белоруссии оттуда рукой подать. Именно там в 1986 году и родился герой моего рассказа, Дмитрий Игоревич Шаповалов.

Мама его тогда работала воспитательницей в детском саду – и продолжает трудиться до сих пор, только уже в детском приюте. Отец был милиционером и вышел на пенсию еще до реформы милиции. «Полицейским так и не стал», — улыбается Дмитрий, рассказывая об отце.

Погар – городок тихий и уютный, где хорошо гулять с семьей. Теплая речка, песчаные пляжи, не забитые в сезон приезжими… И, конечно, отличная рыбалка, поклонниками которой были все мужчины в семье, начиная с дедушки. В семье была своя лодка, которую собственными силами смолили и активно пользовались, когда с реки сходил лед.

Дорога Дмитрия Игоревича от Погара до Киржача была непростой. После окончания школы парень поступил в Ярославскую медицинскую госакадемию. На втором курсе приметил симпатичную первокурсницу Настю и решил познакомиться. Поскольку студенты жили в одном общежитии, Дмитрий постучался как-то к девушке и задал неожиданный вопрос: «А нет ли у тебя дырокола?» Дырокола у Насти не оказалось. «Ну, ладно, потом зайду – еще что-нибудь попрошу», — решил Дмитрий. Так или иначе, вскоре молодые люди сошлись, а потом и поженились.

После окончания академии в 2009 году супруги пару лет поработали вместе в Коврове, но там им не очень понравилось. «Там много людей с севера, они более злые, агрессивные, — рассказывает Дмитрий Игоревич. – И когда встал выбор – переехать в Собинку или Киржач, мы решили работать в Киржаче, поскольку жена отсюда родом, здесь и ее родители живут. В 2012 году переехали – и не жалеем. Здесь спокойнее, комфортнее. И тут у нас уже родилось трое детей – наше самое главное счастье».


«ХИРУРГИЯ – ВЫСШЕЕ ИСКУССТВО»

Возле пресса царила суматоха. Сразу несколько рабочих пытались дозвониться до «скорой», несколько человек в растерянности столпились у места происшествия. «Виновник торжества», весь в крови, лежал на полу. Уж зачем он полез под пресс – неизвестно, но что организм получил серьезные повреждения – было понятно сразу.

В больнице стало ясно, что у него разрыв печени и большая кровопотеря. «Срочно на операцию!» — вынес вердикт Дмитрий. Врачи и медсестры прооперировали печень пострадавшего, провели переливание крови. Каково же было всеобщее удивление, когда на следующий день больной уже мог ходить…

Практическая хирургия, конечно, оказалась делом гораздо более сложным, чем казалась на занятиях в академии. В каждом конкретном случае были свои тонкости, сложности, о которых не рассказывали преподаватели и которые постигались только практикой. Иногда приходилось оставаться с пациентом один на один, и не было коллег, которые могли что-то подсказать – ведь дежурить в отделении хирургии приходится по 16 часов, с четырех дня до восьми утра, а порой и сутки. Где же ночью опытного хирурга найдешь, чтобы дал совет? Решения в таких случаях приходилось принимать самому. А такая школа сурова – но и эффективна. «Так быстро взрослеешь», — говорит сам Дмитрий.

Очень многое врачу дала работа с ветераном киржачской хирургии – А. Ф. Лужновым. Александр Федорович, несмотря на свой возраст – ему в ноябре исполнится 75 лет – продолжает работать в ЦРБ. Опыт в хирургии у него громадный – и он охотно делился им с Дмитрием.

Бывало, конечно, всякое. И победы вроде случая с сунувшимся под пресс рабочим или москвичом, попавшим в аварию на шоссе А-108 – и таких побед было много. Но случались и поражения – когда пациенту уже невозможно было помочь. Дмитрий, наверное, навсегда запомнил, как умирала жительница Кольчугино, работавшая в Москве. Молодая женщина была на шестом месяце беременности – и по дороге на работу попала в аварию; получила непоправимые повреждения внутренних органов; все ребра были сломаны… Не удалось спасти и ребенка.

- Не жалеете, что пошли в хирургию? – спрашиваю Дмитрия. – Ведь это очень тяжело – когда вот так на твоих глазах умирают люди.

- Я с первого курса твердо знал, что буду хирургом, — отвечает он. – Ведь еще в Древнем Риме говорили: «Ars magna chirurgia est», то есть «Хирургия – высшее искусство».

Время шло. Молодой врач влился в коллектив. Несколько лет поработал и на дежурствах в хирургическом отделении ЦРБ, и проводя прием в поликлинике шелкового комбината. А после того, как освоил эндоскопию, стал трудиться уже исключительно в ЦРБ – и в качестве врача в хирургическом отделении, и как эндоскопист. Сейчас его в практике нередки, например, случаи эндоскопической холицистэктопии – удаления желчного пузыря вместе с камнями через небольшие проколы. «В этом плане можно развиваться, — делится Дмитрий планами, — при помощи эндоскопии и прободные язвы зашивают, и грыжи лечат… Надо набраться опыта».

Когда грянула эпидемия ковида, врачи оказались на передовой в борьбе с ней. Не стали исключением и хирурги. «Короной» переболели все в отделении – и врачи, и санитарки, и медсестры. Ведь если привезли после аварии пострадавшего, не станешь проверять, болен ли он ковидом, а если да – лечить его сначала от коронавируса, а уж потом делать операцию. В хирургии очень часто всё решает оперативность действий. А маска спасает не всегда…

В числе переболевших оказался и Дмитрий Игоревич. Конечно, стопроцентно выяснить, где и как он заразился инфекцией, невозможно, но самой вероятной версией врач считает случай со срочно прооперированным аппендицитом у молодого человека, который, как позднее оказалось, был к моменту операции уже болен «короной».


ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА — КАДРЫ

- Очередной острый аппендицит, — константировал Дмитрий и вздохнул. Операцию придется проводить по старинке – с разрезом брюшной полости. И ведь как специалист по эндоскопии он мог бы провести аппендэктологию – удалить аппендикс через крохотные проколы, одна беда – для такой операции нужны два хирурга, а он в отделении сегодня был один.

Конечно, многое в работе врача зависит не только от его таланта и практических навыков, но и от имеющегося инструментария. Впрочем, в этом плане, по словам Дмитрия Шаповалова, в ЦРБ дела обстоят неплохо.

- Конечно, в операционной уходит много «расходников», но их стараются восполнять. То, что необходимо на работе – в принципе, всё есть. Когда я бывал на учебе, на больших учебных базах – там, конечно, инструменты и оборудование самое разнообразное и современное; поневоле ловишь себя на мысли, что хотелось бы и в ЦРБ такое приобрести – но понимаешь, что эти приборы и инструменты будут у нас использоваться от силы два-три раза в год, так что покупать их просто бессмысленно.

Главная же проблема наших больниц – кадровая. Все хирурги, например, работают на две ставки – то есть, иными словами, больнице нужно как минимум вдвое большее число хирургов. Особенно остро не хватает среднего медицинского персонала – ведь рядом Москва, которая, как насос, «вытягивает» из провинциальных больниц медсестер. Придет к нам «новенькая», год-два поработает, наберется опыта, получит навыки – и уходит на работу в Москве, ведь там платят несравнимо больше… Если бы была возможность чуда, выполнившего бы любое мое желание, я бы попросил, чтобы у всех врачей одного класса были равные условия работы и равные зарплаты. Чтобы не пришлось бегать и что-то решать, когда, например, оказывается, что у анестезиолога нет «анестезистки» (медсестры – специалиста по анестезиологии. – Примеч. автора)…


«И НА РАБОТЕ, И ДОМА – ДЕЛАЮ ВСЁ РУКАМИ»

Недалеко от палатки плясали языки небольшого костерка. Время от времени от жара трещало очередное полено, и к темнеющему небу тогда взвивался фейерверк искр. «Пап, а почему мы так редко на природу ездим? – возмущенно затеребил отца старший сын, восьмилетний Лешка. – Тут же так классно!» Среднюю дочку, пятилетнюю Аню, правда, пришлось отвезти домой – запросилась к маме, и сейчас Дмитрий с Лешей были на поляне вдвоем. «Леш, ты же взрослый уже; сам понимаешь – работа у меня такая… — отец взъерошил волосы на голове сына. – Такая работа…»

И в самом деле – хотя Дмитрий с детства любил вылазки на природу, сейчас они, к сожалению, удаются очень редко. В последний раз в настоящий поход удалось выбраться аж в позапрошлом году – с друзьями ездили под Тверь, разбили стоянку на берегу реки… Да и с семьей часто не поездишь – младшему сыну, Саше, исполнился только год, и жена Анастасия пока сидит с ним дома, в декрете. Хотя поездки на природу в семье любят все.

Не пропала и детская увлеченность рыбалкой – однако и на нее вырваться получается достаточно редко. Главным хобби стал дом: построенный еще в 50-х годах прошлого века, он требовал ремонта, и Дмитрий своими руками заново его отделал, практически восстановил из руин второй этаж, построил туда новую лестницу – словом, создал для семьи уютное жилище почти с нуля. «И на работе всё делаю руками, и дома», — улыбается Дмитрий.

Среди других его увлечений – чтение. Впрочем, читает врач, в основном, классику – фантастика и прочие модные жанры его не привлекают.


Хочется поздравить Дмитрия Игоревича с получением звания «Человек года» и пожелать ему покорения новых и новых вершин в хирургическом искусстве, здоровья и счастья в семье – и чтобы было больше времени на простые человеческие радости. Ведь человек, спасающий наши жизни этого, вне сомнения, достоин.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

115