Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

07.12.2016 10:50 Среда
Категории (2):
Теги (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 89 от 06.12.2016 г.

Литературная страничка

М. КОКОРЕВ

Жестокое время

Наше время пропитано рациональностью:

На отшельников вешают вывеску «бомж»,

Грациозную лирику называют банальностью,

А святых – чудаками, и пускают под нож…

Или мины и пули, и даже ракеты.

Точка У. Точка – ноль, и уже ничего

Нам не стоит сказать, напечатать в газетах

О Пророке такое, что может Его…

Оскорбить? Но по-прежнему только мы сами

Остаемся своею же грязью облитые…

На святых оскорбления не повисают,

А фанатики снова кричат недобитые.

Крестоносцами или татаро-монголами,

Сарацинами или же папами Римскими

Вера стойко стоит, колдовством околдована…

Время жесткое, злое, но также за вывеской

Вера – прячется дикая Рациональность.

Та же Истина – то, что им истинно выгодно.

Даже глупость, тем более просто – банальность,

Даже смерть и фашизм, лишь бы стало им прибыльно

И деньгами, и землями, и человечеством,

Человечность, и право, и жизнь попирая,

Отдавая свободу безумству и нечисти…

Неужели забыли: была ведь Вторая…

 

Снег кружится

Но только в свете фонарей

Его кружение красиво,

Но чем темнее и мрачней –

Безрадостнее это диво…

И только утром, в свете дня,

Открывшего его сугробы,

С лопатою в руках, кляня…

Любуемся, представить чтобы,

Как этот снег в ночи летел,

На землю бережно ложился,

И за ночь всю покрыть сумел,

И как красиво он кружился,

Но только в свете фонарей…

А здесь лежит он безымянный,

Холодный, мрачный, и своей

Не радуется жизни странной,

Но не горюет о судьбе,

Гордясь своим предназначеньем -

Когда-то волю дать себе

Весенним суетным теченьем.

 

Л. ТУЛЯКОВА

Зима-красавица

Всем людям нравится.

Снега безбрежные –

Лебяжий пух!

Алмазы инея,

И небо синее,

И солнце нежное –

Захватывает дух!

Зимы снежиночки -

Из льда пушиночки.

Они волшебным

Горят огнем.

И самоцветами

На солнце светятся,

А под луною – серебром.

 

В. ТАЛТАНОВ

Ложь

А ложь услышать мы совсем не рады,

И каждый волен думать, почему,

Неправду говорить — такое нам не надо,

Такое людям просто ни к чему.

Хулу возвесть на ближнего и гадость,

В чужом белье приятно ли копаться?

Ужели вам приносит это радость,

Когда другому надо отмываться?

Семью я знал. Была она как все,

Но вдруг молва в народе появилась,

И ложь прошла по молодой чете,

Семья не устояла, развалилась.

Конечно, слух тот мимо не прошел,

Беда, как птица, над семьей парила.

Кому-то стало, видно, хорошо,

Что ложь, как пуля, молодых сразила.

Не устояли верность и любовь,

Другая тут, покрепче, нужна сила,

Теперь живут они друг с другом врозь,

А ложь – она им головы вскружила.

 

Николай МАРТЫНОВ

Двор старый, как Завет,

Что Ветхим называется,

Ему уж много-много лет,

А вот, поди ж ты, мается.

Давно пора под снос,

И жаль его, конечно,

Но он годами перерос

Создателей умерших.

И не спасти никак,

Он гнилью стал и тлением,

Давно уж сделан первый шаг

К началу разложения.

Когда-то строил дед

Надежно и сноровисто,

Не зря служил нам столько лет,

Ведь срублен все ж на совесть он.

Подспорьем был всегда -

Спасал в нужду от голода,

Осиротевший без скота –

Прибежище для холода.

Двор старый, жаль тебя,

И ни к чему стенания -

Приходит новое, трубя,

Для преобразования.

 

В. КОМИН

Малая родина

Малая родина – город, местечко,

Поселок, село ли, родное крылечко.

Тот дом, где впервые увидел я свет,

Где сказки мне на ночь рассказывал дед.

Та речка, где в детстве ловил пескарей,

Где мы торопились взрослеть поскорей.

Где церковь, погост и родные могилы,

Где мы с тобой были когда-то счастливы.

Все то, что теряешь уж навсегда,

Где больше не будешь уж никогда.

Где помнят, быть может, родные друзья,

Ведь сердце навеки оставил там я!

 

Туношонка

Я хотел написать стих о речке,

Что течет в Ярославском краю.

Мне так памятно это местечко,

И я речку ту очень люблю.

Миллионы в стране таких речек,

Но она мне милее всего.

Отчий дом там, родное крылечко -

Нет дороже его ничего.

Я писал о тебе, Туношонка,

Но вернусь к этой теме назад.

Помню я, как сопливым мальчонкой

Увидал я тебя в первый раз.

Ты казалась задорной девчонкой,

Голосок твой звенел, будто пел,

Ты была так мила, Туношонка,

Что я с детства к тебе прикипел.

Говорят, ты теперь изменилась,

Время старит не только людей,

Ты такою, как в детстве, мне снилась,

Так какою ж ты стала теперь?

Как вода твоя, годы уходят.

Все туманнее тот детский мир.

Вот и Старость уже к нам приходит,

Только память те годы хранит.

 

Павел КАВАЛЕРОВ

Сергиев родник

Мой старенький Киржач, ты сердцу дорог!

Полудеревня, полугород –

В плену твоей неброской красоты

Брожу по милым улицам я вором,

Хочу украсть твои нехитрые черты.

В них фальши нет, в них сила и покой!

Хочу стоять я ивой над рекой,

Смотреть на скованное русло,

И верить, что настанет день такой –

Лед поплывет с прощальным хрустом.

Иль облаком лежать поверх домов

И слушать мирный плач коров,

Три колокольни над округой,

Оберегая отчий кров.

Чернеет лес за кромкой луга.

А где-то там, на круче, чуть не в крик

Нам что-то шепчет Сергиев родник,

Он, как надежда наша, вечен –

Я снова через площадь напрямик

Опять спешу к нему навстречу.

Мой старенький Киржач, навек ты мой!

Быть может, у кого-то счет иной,

А впрочем, что за счет из минусов и плюсов!

Хочу стоять я ивой над рекой,

Смотреть на скованное русло.

 

А. ГОТКО

А солнце светит, как и вчера…

Ведь крылья смерти над ним не властны.

И вновь галдит во дворе детвора,

И вновь забываем, что жить опасно.

Но ведь еще опасней не жить.

Не спеть, не задумать или не сделать,

Не дописать или не додружить,

Не долюбить… вот какое дело…

Но сердце вновь и вновь на разлом,

И слезоточит, и с перебоем…

Когда откладываем на потом,

Когда опять лишены покоя,

Когда теряем своих друзей,

Родных и просто, порой, знакомых…

Не дай нам Бог попасть насовсем

В смертельные сети – в ее оковы…

* * *

Я отступаю – сдаю города и веси.

Я ухожу за границы немыслимой суеты.

Кто-то слова мои и отчаянье позже взвесит.

Кто-то оценит… но это будешь не ты…

Кто-то на крылья дегтя не пожалеет.

Чтоб тяжелее… Чтобы чернее дня -

Дня, который алой зарей истлеет…

Дня, что придет без тебя или без меня…

Я отступаю… Нам не построить Башню –

Мы говорим на неведомых нам языках…

Я уступаю. Кто-то сказал однажды –

Что лишь забвенью неведомы боль и страх…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

50