Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

10.05.2017 10:21 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 32 от 05.05.2017 г.

Борьба за Крым. Весна 1942 года

Немцы вошли в Крым 25 октября 1941 года. Оккупанты двигались по трем направлениям: на Симферополь, на Севастополь и на Керчь. В начале ноября 1941-го вся территория Крыма, кроме Севастополя, была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками. Но в начале июля 1942 года, несмотря на героическую оборону, наши войска оставили и Севастополь (в мае 1944 года Крым был освобожден от фашистов).

Я расскажу про битву за Керченский полуостров, в которой участвовал наш земляк — мой дядя Назаров Яков Иванович. Он родился в 1916 году в деревне Акулово Киржачского района Ивановской (ныне Владимирской) области. В деревне он возглавлял местную ячейку комсомола, работал в сельсовете.

В начале 1941 года его призвали в ряды рабоче-крестьянской Красной Армии и направили в Закавказский военный округ. После короткой военной подготовки он получил звание старшины и был назначен командиром легкого танка Т-26.

К началу войны танков данной модели в армии насчитывалось более десяти тысяч. Экипаж состоял из трех человек (механик-водитель, наводчик и командир, он же заряжающий). Про этот танк и его экипаж, воевавший на Дальнем Востоке, сложили даже песню. Вооружение состояло из 45-милиметровой пушки и двух пулеметов. Вес танка был около десяти тонн, он уступал танкам вермахта по подвижности, но по бронезащите не уступал.

Керченский полуостров наши войска оставили 16 ноября 1941 года.

Немцам был открыт путь в Краснодарский край и на Юг России. Опасность этого противостояния понимало наше правительство и 26 декабря была предпринята попытка вернуть полуостров. Кровавая битва длилась до 2 января 1942 года, но закончилась для нас неудачно.

Вторую попытку отбить у врага Керченский полуостров Красная Армия предприняла 28 января 1942 года, и после целого ряда наступлений и отступлений ей удалось закрепиться на линии Ак-Монайского перешейка, который соединял Керченский полуостров с Крымом, разделял Азовское и Черное моря, имел длину всего 15 километров, а ширину — 17. На этом перешейке проходила передовая линия Крымского фронта. Это место плохо было приспособлено к обороне: плоская равнина, открытая со всех сторон ветрам. Почва глинистая, в сухую погоду твердая, в дождливую становится вязкой и липкой. В этом месте отсутствали не только деревья, но и кусты. Крайне малая, по военным меркам, ширина фронта, совершенно открытая местность ограничивали возможность наступления войск и маневрирования, вынуждали штурмовать укрепления врага «лобовыми» атаками. Это приводило к большим потерям.

Планируя Керченскую операцию, командование Закавказского фронта первоначально ставило войскам весьма узкую задачу, сводящуюся, в сущности, к занятию лишь восточного побережья Керченского полуострова с последующим методичным наступлением на Запад. Можно лишь представить, как наши войска переправлялись из Краснодарского края на Керченский полуостров. Сотни танков и бронетехники, пушки и минометы, десятки тысяч солдат и офицеров. В ночное время, на морских судах разного назначения. Возможно, большую роль в этом сыграл значительный перевес наших самолетов по отношению к немецким. В тот момент небо было закрыто нашими летчиками.

Как известно, гитлеровцам не удалось совершить «блицкриг» и в течение двух месяцев захватить Москву и другие важные в стратегическом плане города и области. К началу зимы 1941 года, которая была на редкость морозной, немцы не были готовы к ведению войны в таких условиях и на многих фронтах, в том числе и на Крымском, перешли к обороне.

Как только наступила весна 1942 года, фашисты сняли большую часть войск от осажденного Севастополя и бросили их на Керченский полуостров. (Севастополь держался с 30 октября 1941 года до 4 июля 1942 года до последнего солдата, но силы были неравные).

Одной из первых в состав Крымского фронта вошла 56-я танковая бригада, имеющая на 27 февраля 1942 года 93 танка типа Т-26, одним из которых командовал мой дядя Назаров Я. И.

Из материалов, написанных военными историками, известно, что командиры танковых бригад были подчинены командирам стрелковых дивизий и бригад. При подобном применении танков не достигалось ни компактного массированного удара, ни эшелонирования в глубину. Таким образом, не представлялось возможным создать «наращивание» удара из глубины, а легкие танки Т-26 из 56-й танковой бригады оказались без прикрытия тяжелых.

Генерал-инспектор автобронетанковых войск Крымского фронта генерал-майор Вольский В. Т., узнав о подобном решении, пытался протестовать, созваниваясь с начальником штаба фронта. Однако ничего не изменилось, танки пошли в атаку по первоначальному плану.

Кроме того, командиры дивизий не использовали всей мощи огня артиллерии, мелкими группами бросали легкие танки на неподавленную противотанковую оборону противника. При контактах с врагом пехота за танками не шла, артиллерия ее не поддерживала. Плохо было организовано управление войсками от штаба армии и ниже. Штаб фронта не знал истинного положения дел в районе Феодосии. Основной рубеж обороны Керченского полуострова — Акмонайские позиции — был также подготовлен неудовлетворительно.

Согласно приказу представителя Ставки Л. З. Мехлиса танки 56-й танковой бригады, где служил мой дядя, были приданы 12-й стрелковой бригаде. Всего в бригаде было 90 танков, и все типа Т-26.

Начало атаки было назначено на 10.00 13 марта 1942 года. В 9.00 начался дождь и мокрый снег, в результате чего грунт оказался вязким. После начала атаки, когда на наши войска обрушились сотни снарядов и мин, пехота залегла, и танки, вышедшие на высоту 26,7, вынуждены были отойти на исходные позиции, а размокание грунта еще более ухудшило применение бронетехники.

Константин Симонов, тогда военный корреспондент, рассказал о наступлении в полосе 51-й армии именно в районе Кой-Асан: «Все завязли в грязи, танки не шли, пушки застряли где-то сзади, машины тоже, снаряды подносили на руках. Людей на передовой было бессмысленно много. Ни раньше, ни позже я не видел такого большого количества людей, убитых не в бою, не в атаке, а при систематических артналетах. Кругом не было ни окопов, ни щелей — ничего».

В последующие дни танковые бригады совместно с пехотой вели бои местного значения и серьезных успехов не имели.

В период с 13 по 19 марта 1942 года от некогда бронетанковой мощи Керченского полуострова (172 танка) осталось всего 54 танка, в том числе в 56-й танковой бригаде оставался всего 31 танк (остальные танки были подбиты, сгорели или подорвались на минах).

Кой-Асанский узел вражеской обороны так и не был преодолен. Равновесие сил было очевидным.

Но немцам во что бы то ни стало надо было продвинуться в Краснодарский край и выдвинуться на Северный Кавказ, а далее захватить Баку — нефтяную столицу СССР.

К концу марта 1942 года противник увеличил силы в Крыму, в том числе морские и воздушные, а также получил усиленную танковую дивизию и кавалерийскую бригаду. А наш Крымский фронт к 25 марта располагал всего 54 танками, из них в 56-й танковой бригаде был 31 танк (все Т-26).

Утром 9 апреля 1942 года войска Крымского фронта при поддержке танков и авиации перешли в наступление, имея задачу овладеть Кой-Асанским узлом сопротивления. Однако из-за сильного огневого противодействия это наступление успеха не имело.

В этот день, ровно 75 лет назад, погиб и мой дядя — Назаров Яков Иванович, командир танка.

Похоронен в братской могиле рядом с местом гибели.

Понеся очень большие потери в живой силе и технике, наши войска

20 мая 1942 года оставили Керченский полуостров.

Ю. И. НАЗАРОВ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

61