Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

20.07.2018 15:04 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 51 от 20.07.2018 г.

«Театр начинается с вешалки»

Автор: Ю. Назаров

Иван Иванович Титов

Наши земляки на сцене МХАТ им. А. П. Чехова

Сейчас, чтобы пройти в театр, надо миновать строгих билетерш, которые тебя осмотрят и предложат программку.

После посещения театра рядовой зритель еще долго будет вспоминать сюжет спектакля, игру актеров. А если сцена была обставлена богато, было много элементов достоверности места действия, происходила быстрая и точная смена декораций, а костюмы актеров соответствовали исполняемым ролям и времени, светотехника тоже впечатляла своими эффектами, то спектакль уж точно запомнится надолго.

Наряду с талантливыми актерами в каждый театр требовалось большое количество работников, возможно — второстепенных, но без них не обходится ни один спектакль. Это художники и макетчики, портные, столяры и плотники, осветители и костюмеры, а также билетеры и гардеробщики, и много других незаметных в театре людей.

Известно, что много жителей из деревень Киржачского района — таких как Старово, Ильинское, Никифорово, Петряево, Акулово, Тельвяково — переехали в Москву и работали в театрах — Большом, Малом, МХАТе, оперетте. Работали, в основном, гардеробщиками, столярами, макетчиками, рабочими сцены.

Мой дед И. А. Лукьянов, и его брат, Я. А. Лукьянов из деревни Никифорово до революции и после работали столярами на киностудии «Мосфильм» (бывшей кинофабрики А. А. Ханжонкова), а муж их сестры, М. Д. Савельев, сотрудничал с известным режиссером и мультипликатором А. И. Птушко, в домашних условиях делал ему маленькие макеты кораблей, самолетов и другой техники, а также сказочные замки и дворцы для съемки фильмов-сказок. На Мосфильме также работали династии (отцы и сыновья) Назаровых, Сорокиных и другие из деревни Акулово, которые изготавливали макеты пушек и фрагменты старинных кораблей в натуральную величину, различные атрибуты старого времени, мастерски работая на токарных станках, лобзиками, вытачивая и выпиливая детали сложной конфигурации. А мой отец И. И. Назаров из той же деревни со своим братом А. И. Назаровым работали столярами и работниками сцены, сначала в Московском театре миниатюр в саду Эрмитаж, а потом в театре оперетты. Оттуда в июле 1941года они ушли на фронт бить фашистов.

Самым известным нашим земляком в театральном мире стал Иван Иванович Титов. Он родился в 1876 году в деревне Петряево, в бедной крестьянской семье. В то время его фамилия была Степанов. Деревня и в те времена была небольшой, если судить по тому, что в 1895 году в церковно-приходской школе при Андреевском погосте, что в двух верстах от деревни, учащихся было всего 6 человек. Надо отдать должное, что священники и дьячки для того времени были относительно образованными, при храме была библиотека и организован кружок ревнителей православия. Служители церкви старались привить детям любовь к чтению, а каждый дом деревни обеспечить Евангелием.

О степени полученного там образования можно было судить по моей бабушке Матрене Ивановне Лукъяновой, до замужества Степановой, которая тоже родилась в деревне Петряево и училась в этой церковно-приходской школе, а по достижении восемнадцати лет вышла замуж за жителя деревни Никифорово. Она свободно читала книги на старославянском языке, всегда выписывала районную газету, а зимой, когда жила у нас в Москве, много читала книг русских классиков, которые я приносил ей из библиотеки.

Иван был рослым парнем, любознательным. Учеба в приходской школе повлияла на всю его дальнейшую жизнь. Он был трудолюбив, исполнителен, старался учиться мастерству у опытных старших товарищей. В свободное от работы время много читал.

Вот что И. И. Титов пишет о себе: «Семья наша была большая, голодала, и в тринадцать лет ушел я на заработки. Попал в столярную мастерскую, потом на фабрику, работал двадцать часов в сутки, потом бегал в мальчиках у купца. Наконец в 1891 году поступил рабочим в театр оперетты знаменитого тогда антрепренера М. В. Лентовского.

О своей работе у Лентовского Иван вспоминал с неохотой: жалованье было грошовое, да и то не всегда платили. За кулисами царила богема, но работать приходилось очень много, — живя в Москве, он и не видел города – круглые сутки на сцене.

В 1897 году Иван поступил рабочим в Общество искусства и литературы к К. С. Станиславскому, а затем в 1898 году перешел работать в МХТ, где сразу же выдвинулся как наиболее инициативный, быстро ориентирую-щийся в сложной обстановке, превосходно знающий свое дело работник. Через год его назначили уже старшим рабочим, и он прекрасно справлялся со своими обязанностями, проявляя недюжинные организаторские способ-ности. Неудивительно, что именно ему дирекция поручила наблюдать за техническим оборудованием сцены строящегося в Камергерском переулке театра.

А перестройкой Художественного театра в 1902 году, отложив все дела, безвозмездно, занимался великий русский архитектор Федор Осипович Шехтель. По его проектам было построено несколько театров, а в Москве строились и дома для богачей. В настоящее время все могут увидеть его детище-здание Ярославского вокзала в Москве. Наряду с внутренним богатым убранством театра и его внешним оформлением Ф. О. Шехтель сделал сцену вращающейся, оснастив ее уникальными механизмами. Общаясь с талантливым архитектором, И. И. Титов многому у него научился.

В театре, где трудился Иван, было несколько человек по фамилии Степанов, поэтому он сменил свою фамилию на Титов. В театральных кругах смена фамилий была обычным делом, кстати, К. С. Станиславский до этого носил фамилию Алексеев.

Карьера Ивана Титова и его дальнейшая жизнь круто изменилась в начале 1906 года, когда 24 января вся труппа МХТ выехала в свою первую заграничную поездку через Варшаву в Берлин.

В своей книге «Моя жизнь в искусстве» К. С. Станиславский пишет:

«Когда мы приехали в Берлин, то выяснилось, что заказанные нами декорации не были готовы. Все мастерские были загружены заказами для Америки, с русскими гастролерами мало кто считался. Нас выручили наши рабочие во главе с И. И. Титовым, вместе с нами приехавшие из Москвы, вместе с нами создавшие дело, любившие его, воспитанные в одних с нами принципах, так сказать, вскормленные одним с нами молоком. В несколько ночей работы (днем театр был занят репетициями немецкой труппы) четыре человека сделали то, чего мы не могли добиться от целой фабрики за месяц».

Автор понимал, что первые же гастроли театра за границей могли закончиться печально: билеты на спектакли проданы, заплачены деньги за аренду театральных помещений, расклеены афиши — а представления, если бы и состоялись, то при отсутствии декораций, на пустой сцене, они были бы смешны.

За время гастролей было дано 62 спектакля («На дне», «Дядя Ваня», «Царь Федор Иоанович», «Три сестры»), что показывает, какой объем работы в короткий срок по изготовлению декораций выполнили наши земляки, будучи за границей.

По возвращении из поездки, в мае 1906 года, И. И. Титову был предложен большой и очень ответственный пост машиниста сцены, который он с радостью принял. Он был молод, полон сил и здоровья, и возложенные на него большие заботы и ответственность его не пугали. В то время он не имел ни помощников, ни заместителя, и ему приходилось появляться на работе вместе со всеми, а уходить из театра последним.

Если постановщик — это архитектор, считал И. И. Титов, то машинист — это проектировщик и фактический производитель работ. Машинист должен знать математику, технику, архитектуру, живопись, историю стилей, должен читать чертежи, должен проявлять техническую сноровку и изобретатель-ность, «подковать блоху», если это требуется по замыслу постановщика, художника.

Иван Иванович Титов за время работы во МХАТе упоминается во многих статьях о театре, в газетах и книгах. Его фамилия фигурирует в театральных энциклопедиях и справочниках, упоминается в письмах К. С. Станиславского, В. И. Немировича-Данченко, А. М. Горького и других известных людей, близких к театральной среде.

По роду своей деятельности он вплотную работал с такими известными художниками, как К. А. Коровин, В. М. Васнецов, Б. Д. Поленов, М. А. Врубель и другими.

Ф. Н. Михальский, тоже долгое время проработавший во МХАТе админ-истратором, в своей книге «Дни и люди Художественного театра» детально описывал все строения, помещения, прилегающие к территории и театру, и живших и работавших там людей:

«В 1909 году во дворе театра были старые, плохо оборудованные мастерские, в которых работали великолепные плотники и краснодеревцы, в том числе такие мастера своего дела, как Г. Г. Лопатин, Я. Г. Сорокин, Г. А. Черенков... С левой стороны двора стоит двухэтажное каменное здание. В доме было общежитие рабочих театра, а отдельные комнаты владелец дома сдавал посторонним лицам.

После Октябрьской революции дом был передан Художественному театру. Здесь было организовано общежитие для работников театра, а в подвальном этаже — склад и слесарные мастерские.

Много лет, еще до революции, на первом этаже этого дома жил один из замечательных работников Художественного театра — машинист сцены Иван Иванович Титов (Степанов). Он был выходцем из села Петряево Владимирской губернии, которое долгое время было как бы «поставщиком» театральных рабочих, или плотников, как в те времена называли работников сцены».

Там же автор пишет, что часто, проходя мимо, видел, как И. И. Титов сидел у окна своей квартиры — обязательно с книжкой в руке, одновременно наблюдая, как рабочие вносят на сцену декорации сегодняшнего спектакля, пока его непосредственное участие на сцене не требовалось.

Под новой сценой, на первом этаже, был склад бутафории и размещалось общежитие рабочих. В основном, здесь жили рабочие сцены, выходцы из того же села Петряево, для которых работа в театре была своеобразным отхожим промыслом на зиму.

Здесь жили поколения Степановых, Агафоновых, Калининых, Шустовых, Платоновых, многие годы преданно трудившиеся вМХТе.

В 1917 году И. И. Титов организовал вместе с группой товарищей Союз рабочих сцены Москвы и окрестностей, впоследствии слившийся с «Всерабисом» (Всесоюзный профессиональный союз работников искусств).

Так началась его общественная деятельность.

Обладая природной смекалкой и чисто русской смелостью, И. И. Титов много лет занимался самообразованием. За свою жизнь он прочитал массу книг. Читал не только беллетристику, но и изучал техническую литературу. Да и как было не знать русскую литературу, если он лично встречался с известными писателями и драматургами, обсуждая с ними некоторые специфические для него моменты будущих спектаклей. В архиве музея при МХАТе сохранено много фотографий, где И. И. Титов находится в обществе А. П. Чехова, А. М. Горького, Л. Н. Андреева, Л. Н. Толстого, М. А. Булгакова, В. С. Иванова, В. Катаева, Ю. К. Олеши, А. Корнейчука, К. Тренева.

Особенно тяжелыми годами для театра, как и для всего нашего молодого государства, были двадцатые. Часть талантливых актеров, бывших на гастролях за границей, осталась там. Многие рабочие уехали в свои деревни, где можно было выжить за счет подсобного хозяйства и ближайшего леса.

Руководство театра приняло план упрощенных постановок пьес, без поделочных декораций. Была организована лаборатория, где узкий круг людей занимались поисками новых форм декоративного искусства, а также наиболее экономичных и не громоздких материалов для постройки декораций. Здесь делали планировки для новых спектаклей, которые художник В. А. Симов облачал в «декоративный наряд» и создавал макеты сцены. При этом надо было предусмотреть установку декораций следующего акта или даже нескольких картин, чтобы не затягивать антрактов и тем самым не разбивать целостности впечатлений от спектакля. Эти задачи с успехом решал И. И. Титов.

Вот что об этом пишет Ф. Н. Михальский: «Мы на сцене. Антракт. Перед закрытием занавеса стоит машинист сцены. От его зоркого глаза не может ускользнуть ни одна деталь технологического процесса разборки декораций, установки следующего акта. Невольно любуешься быстротой и слаженностью работы. Уже с генеральной репетиции каждый рабочий сцены, каждый бутафор и электрик должен знать свое место и свои задачи в спектакле, чтобы точно выполнять их. Дорога каждая секунда, иначе затянется антракт, и зритель может утерять то впечатление, которое было создано предыдущим актом».

В театре было нерушимое правило — рабочие сцены носят декорации, не касаясь ими пола. Это сохранит и половики, и сами стенки павильона и, главное, не нарушает тишины, не донесет до зрителей звуков перестановки декораций. Кроме того, для сохранения тишины всем сценическим работникам выдавалась мягкая войлочная обувь.

И. И. Титов очень переживал, когда вновь принятые рабочие, пока не овладевали техническими приемами и навыками, во время антракта шумели при установке декораций, топали и громко переговаривались.

Вот что пишет о нем известный драматург и театральный критик Г. Г. Штайн в своей статье «Незаметные герои»:

«Занавес закрылся. Гремят аплодисменты. Из зала доносится сдержанный гул публики. Актеры покидают сцену. Не суетясь, быстро, четко рабочие меняют декорации.

В центре у занавеса стоит человек богатырского сложения. Во всем его облике чувствуется сила, хотя седина уже посеребрила его волосы. Он наблюдает за работой и лишь изредка делает самые необходимые указания. Он чувствует себя полновластным хозяином сцены. Здесь все ему знакомо, каждый уголок он наизусть знает: где какая висит декорация, в каком сарае и на каком месте хранится нужный станок. Весь этот порядок заведен им много лет тому назад. Каждый рабочий знает Ивана Ивановича Титова, понимая его с полуслова».

В своей области И. И. Титов был новатор. Существует много документов, свидетельствующих о его активной деятельности. Например, ему принадлежит целый ряд новшеств, облегчивших установку декораций, пользование сложной техникой сцены. Так, он придумал циркульную направляющую для горизонтали, целый ряд приспособлений, дающих возможность быстро заменить один горизонт другим (горизонт в театре — сложная конструкция, например, линия кажущегося соприкосновения неба с землей или водным пространством или «задник», представляющий часть декорации). Он же изобрел металлический винтовой подкос, раздвигаю-щийся по принципу штатива. Это, в свою очередь, намного ускорило установку декораций. В крэговской постановке «Гамлета» И. И. Титов пред-

ложил поставить ширмы на каретки с колесами из бакаутого дерева, что облегчило бесшумную перестановку необычных декораций.

Интересна история паровоза, под которым погибает Анна Каренина. С целью максимальной достоверности действия, по поручению К. С. Станиславского, который не любил ощущения фальши со стороны зрительного зала, он за один день сделал паровоз, который покатил по рельсам под аплодисменты собравшихся в зрительном зале актеров.

Он был сделан очень просто: на большом щите затянутой черным бархатом фанеры в специально сделанных отверстиях были установлены обыкновенные линзовые фары. По мере того, как поезд приближался к месту гибели Анны, фары эти, одновременно расходясь в стороны, увеличивались в размере, подобно объективу фотоаппарата. Таким образом создавалась иллюзия быстро движущегося паровоза. В момент, когда зрителям первых рядов казалось, что бешено несущийся поезд ворвется в зал, фары одновременно гасли и тут же закрывались покрышками из черного бархата, а поезд исчезал.

Многие отмечают исключительную заботу И. И. Титова о людях: в МХТ для рабочих сцены была устроена специальная комната отдыха, каждый имел индивидуальный шкафчик для хранения рабочей одежды, много было оказано помощи семьям рабочих по линии профсоюза.

И. И. Титов был членом Моссовета первого созыва, в течение восьми с лишним лет работал в месткоме театра, был его председателем, организовал целый ряд кружков, писал статьи в местную газету «Горьковец» на актуальные темы. Ему же принадлежит инициатива лекций по технике сцены с демонстрацией работы отдельных механизмов и сценических приспособлений.

Опыт и знания И. И. Титова широко известны в среде не только театральных работников, но и архитекторов: многие проекты новых театров, где бы они ни строились, обсуждались с Иваном Ивановичем.

Замечательного русского самородка высоко ценило руководство МХАТ.

20 апреля 1933 года Правительство СССР присвоило И. И. Титову звание «Герой труда», а в 1937 году наградило его орденом Трудового Красного Знамени.

Умер он 27 января 1941 года и похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище, рядом с другими выдающимися деятелями и артистами МХАТа.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

38