Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

29.03.2019 11:29 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 21 от 26.03.2019 г.

В 2020 году лейкоза в России быть не должно

Автор: В. Юрьев

Рейд

С началом марта Киржачская ветстанция начала в хозяйствах района традиционную для этого времени года работу – исследование скота с помощью туберкулина (проверка на наличие туберкулеза) и взятие проб на бруцеллез и лейкоз. Это обязательные ежегодные мероприятия, финансируемые из бюджета. Не имея на руках документов, что животные прошли через эти процедуры, ни один фермер не имеет права продавать мясо и молоко коров и коз. Наш корреспондент побывал вместе с сотрудниками ветстанции в КФХ М. Коробейникова, чтобы своими глазами увидеть работу ветврачей. По словам работников КФХ, там содержится около 90 голов КРС.

- Раньше пробы на бруцеллез и лейкоз брались из яремной вены, — рассказывает А. Ю. Кузнецова, ветврач-эпизоотолог, — сейчас укол делается под хвост – коров не надо жестко фиксировать.

Ее коллега, ветврач-эксперт А. Л. Думин, «следовал» за Антониной Юрьевной, выбривая участки на шеях коров и делая животным туберкулиновые инъекции. По словам Антона Леонидовича, сначала такие исследования делаются в фермерских хозяйствах района, затем в личных подсобных хозяйствах и до наступления лета обычно заканчиваются.

Коровы реагировали на уколы совершенно по-разному. Некоторые продолжали безмятежно пережевывать корм, некоторые – наоборот, начинали кидаться из стороны в сторону, и только фиксирующие голову цепи и работники фермы, стоящие по бокам, помогали удержать животных. Одна буренка отбивалась настолько яростно, что А. Ю. Кузнецова, пытаясь сделать укол, погнула очень нетонкую иглу. Сама процедура занимала обычно меньше минуты, однако коров было очень много.

Я поинтересовался, каким образом удается идентифицировать пробы потом, в лаборатории – какая проба от какой коровы взята.

- Во-первых, все животные имеют свой номер – получают его примерно в месячном возрасте, — отвечает А. Л. Думнов. – Во-вторых, пробы делаются в определенном порядке, и каждая пробирка с биологическим материалом помещается на определенное место – по номерам коров. По возвращении на ветстанцию мы сделаем сопроводительную опись, а уже потом пробы поступят в лабораторию на исследование.

Как рассказали ветврачи, если проба на лейкоз покажет положительную реакцию, владелец КФХ обязан сдать животное на убой в течение 15 суток. Если больная корова содержится в личном подсобном хозяйстве, хозяин может ее и не сдавать, но продавать молоко не имеет права в любом случае. Согласно приказу Минсельхоза России, 31 декабря 2020 года лейкоза в нашей стране уже быть не должно.

И, насколько я понял, сроки эти – вполне реальны. Хотя с «частниками», по признанию Антона Думнова, нередко возникают определенные сложности. Ветстанция уведомляет владельцев подсобных хозяйств в той или иной деревне о том, что в определенный день ветврачи приедут брать пробы. А в итоге по приезду врачей оказывается, что кто-то из хозяев скота уехал, кто-то – угнал корову на пастбище, кто-то «принял на грудь» — и физически не может общаться со специалистами ветклиники. В итоге ветврачам приходится порой ездить в каждую деревню не по одному разу.

Автор благодарит А. Ю. Кузнецову и А. Л. Думнова за подробные разъяснения и комментарии.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

10