Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

08.05.2020 13:39 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Фронтовые письма

Письмо Л. Пакина с фронта.

Все меньше времени остается до празднования Дня Победы. Уже на протяжении нескольких месяцев мы знакомим вас, уважаемые читатели, с фронтовыми письмами, хранящимися в районном историко-краеведческом и художественном музее. Вот еще одно послание из прошлого, которое передала в редакцию директор музея Л. Г. Гурякова.

Письмо от А. Лагова отправлено по адресу: г. Киржач, ул. Ленинская (в настоящее время улица Ленина).

«Здравствуй, Маруся, Руфочка, Геночка, Лерочка, папа и мама. Посылаю вам Белорусский фронтовой привет и от души желаю всего хорошего в вашей мирной жизни. Манечик, временами я тебе пишу письма с перебоями, извини, мое дело военное. Часто приходится быть в пути, что тормозит это. Сейчас нахожусь в деревушке с 1 домиком, остальные людоеды пожгли. Фронт 7 километров, фашисты, чувствуя свою гибель, обстреливают и бомбят нас, но мы фронтовики привыкли ко всем страстям, к этому делу относимся хладнокровно. Мы верим в скорую будущую победу, и нас это воодушевляет. За все пребывание на фронте прошел не очень далекий путь, но видел многое. Вернусь благополучно, все расскажу. В Смоленске быть не пришлось, обошли его километров пять. Уже налажена связь железной дороги, ходят поезда. Будем наступать на Минск, он тоже будет наш, а потом и не за горами – фашистская Германия. У всех горит одно желание скорее-скорее разгромить это осиное гнездо людоеда Гитлера, казнить пыткой, т. е. применить необычную казнь. Проезжая недавно по освобожденной местности, видел, как вешают партизаны изменников родины (власовцев), вообще перед глазами проходит, и проходило много всяких подобных явлений.

Дорогой Манечик, несмотря на все эти переживания, чувствую себя хорошо и бодро, в голове одна мысль – скорее уничтожить ползучих гадов, извергов естества. В Смоленской области, где уже побывал, климат холодный. За период всего лета мало постояло хороших дней. Недавно у нас произошел такой случай. Сержант, с которым я работал, получил разрывное пулевое ранение в глаз, сейчас находится в Москве. Его на самолете сначала доставили в Орехово. Каким же путем получилось это дело, вечером мы с ним сидели у костра. Неожиданно разорвались пули, которые были заложены в это место и разорвались. Я в это момент ходил прикуривать к товарищам. Вообще на фронте живем одной секундой.

Маруся, обо мне не расстраивайся и не принимай все это к сердцу. Я очень рад за тебя, что у вас материальные условия жизни стали лучше, меня это очень радует и воодушевляет, на страх я смотрю как на обычное явление.

Очень соскучился об вас. Время идет воробьиными шагами, но как уже не считай, октябрь во дворе и зима не за горами.

Руфочка по всей вероятности стала большая, я воображаю такую умницу. А как чувствуют себя Гена и Лера, незаметно как вырастут. Сегодня ходил в баню в землянку, вымылся на ять. У вас, наверное, разрешена светомаскировка, вечером воображаю вашу домашнюю идиллию, приятно побывать хоть один час в кругу вас. Чем же болеет мама, всеми силами стараться лечить ее, об стариках плохого нечего сказать, для нас кроме хорошего ничего не делали. Работаю на старом месте, все говорят, что я поправился, но я этого не замечаю. Ноги не болят, прошли без лечения, что покажет осень. Если бы сказали, иди в Киржач, убежал бы, не посчитался с болезнью. Прошу еще раз обо мне не расстраиваться, береги свое здоровье и поправляйся – в работе тебя ценят».

Письмо, к сожалению, неоконченное, написано карандашом.

* * *

Сегодня мы знакомим вас, уважаемые читатели, еще с одним фронтовым письмом, переданным из районного музея, — от Леонида Матвеевича Пакина. Он родился в 1912 г. Жил в д. Финеево. Работал по найму больше 10 лет, трудился столяром в АХУ НКВД в 1939 г. С 1940 г. работал в Финеевской артели «Строитель» столяром до мобилизации 23 июня 1941 г.

Л. М. Пакин служил на фронте в звании старшего сержанта. В августе 1941 г. был ранен, лечился в госпитале. Из письма узнаем, что он был награжден медалью «За боевые заслуги». Л. М. Пакин вернулся с фронта.

Письмо от Леонида Пакина жене Клавдии и сыну Славе.

«3 ноября 1944 года в 3 часа дня.

Привет из Восточной Пруссии.

Здравствуй, премного уважаемая дорогая любящая милая Клавдя, дорогой сыночек Слава. Шлю я вам свой пламенный красноармейский горячий любящий привет и множество наилучших пожеланий в вашей повседневной жизни и работе, счастливого успеха в делах рук ваших. Еще по большому привету папаше, Паше, Кате, Наде, Поле, Володе и крестнику Коле. Желаю всем хорошего здоровья и счастья. Клавдя, во первых строках моего письма спешу сообщить, что пока жив, но здоровье мое не очень хорошее. Болею, не знаю и сам, что болит, больно все лопатки, позвоночник и слабость. Думаю лечь в госпиталь, но ничего. Во-вторых, Клавдя, пишу, что письмо твое получил, которое писаное 8 октября, получил 1 ноября, за которое сердечно и любовно благодарю. Я очень рад, что получил письмо, так долго не получал от тебя. Я не могу даже описать свою радость, что так долго-долго ждал, за что тебе большое спасибо и крепко целую тебя. Клавдя, ты пишешь, что Слава начал говорить и очень капризный и интересный. Да повидаться бы и поговорить и обнять вас в объятья. Это было бы счастье, но не знаю, придется ли, избу свою не узнаешь, что ждет впереди, возможно будет счастье остаться живому и воротиться домой в родной дом к своей любимой жене и родному любимому сыну. Клавдя, еще ты пишешь, что (неразборчиво) хлеба (неразборчиво). Ничего, это я понимаю, но что делать, я помочь ничем не могу, посоветовать могу. То, что есть продавай, не жалей ничего, только покупай хлеба, а с голоду не помирайте. Еще, Клавдя, ты пропиши, какие положили на тебя налоги. Дальше ты пишешь, что пропал козел и баран, да это несчастье, но что поделаешь. Мне только интересно, что люди занимаются этим и к ним никаких мер не принимают и никуда не отправляют. Дальше, Клавдя, ты пишешь, что в колхозе дали всего 40 (неразборчиво) и немного картофеля и больше ничего не дадут, это очень плохо…

* * *

Теперь пишу насчет писем, что ты обижаешься на меня, что я не шлю писем, я пишу очень часто, а ты получаешь или нет, не знаю, и ты пишешь будто бы я твои письма получаю, а тебе не пишу, скрываю от тебя, что просто глупо так писать, а я на тебя обижаюсь, что ты не пишешь мне, так вот, я прошу тебя пиши чаще и все. Теперь, Клавдя, пару слов о том, от кого я получаю письма, получил от Вани, Маруси и больше ни от кого и то давно ни от кого не получал. Теперь насчет Коли Карева, адрес у меня, кажется, был (неразборчиво), я ему посылал письма, ответу нет, получил только одно письмо, когда он был недалеко от дома и больше не получал. Ты пишешь, что (неразборчиво) надоели ходивши и просила написать письмо, то это я напишу, но возможно адрес его другой и письмо не дойдет. Клавдя, немного о своей жизни, конечно, писать можно много, но нельзя. В настоящее время служба моя проходит пока все по старому, живу хорошо, харчи сейчас очень хорошие (неразборчиво), в общем насчет харчей отлично, кто здоровый поправились как были, а меня ничего не идет, одни кости остались. Погода стоит, моросит, с 1 ноября дожди, но не больно холодно. Нового слышишь, что вы, то и мы, из газет и все. Я тебе писал в письме о том, что меня наградили медалью «За боевые заслуги». Скоро праздник октябрьской революции, как проведем, я пропишу, и ты тоже пропиши».

Письмо Пакина Леонида жене Клавдии и сыну Славе.

«1 апреля 1945 года.

Привет из Восточной Прусии.

Добрый день или веселый вечер.

Здравствуй, премного уважаемая, друг жизни, милая жена Клавдя, дорогой любимый сынок Слава, шлю я вам свой горячий любящий красноармейский пламенный большой привет и множество горячих пожеланий и желаю наилучших успехов в вашей повседневной жизни в делах рук ваших. В первых строках моего письма спешу сообщить, что я пока жив, того и вам желаю, хорошего здоровья и счастья. Во-вторых, пишу, что письмо твое я получил и тут же даю ответ, за которое искренне любовно сердечно благодарю. Клавдя, несколько слов о своей жизни. В настоящее время нахожусь все на старом месте, живу ничего, но, сколько времени пробуду, не могу сказать, так что скажут сейчас собираться, не своя воля. Нового в жизни моей никаких изменений нет, на фронтах дело обстоит хорошо, фашистского зверя бить в его логове. И недалек тот день, когда наша доблестная героическая Красная армия добьет людоедов и, возможно, летом все это кончится, так обстоит дело на фронтах. Погода сейчас стоит, снегу нету, начинает зеленеть трава, сегодня идет дождь, холодновато, но все же скоро красивая весна. Клавдя, писем получал от папаши и открытку первую от Нади и всем даю ответ. Клавдя, сегодня я вспомнил воскресенье вербное и скоро пасха. Я 15 апреля родился, исполнится 33 года, пойдет 34 год, как все быстро прошло, как только вчера и долго. Время очень скучно идет. Я сильно скучаю и охота повидаться с вами, но нет никакой возможности побывать, и приходится ждать конца войны и остаться живому и вернуться в родную любимую семью к своей жене и сыну. Клавдя, я часто стал видеть тебя и Славу во сне, и сны плохие, нехорошие. Вот в такой атмосфере проходит моя солдатская жизнь. Теперь, Клавдя, даю ответ на твои вопросы, которые ты пишешь в письме, насчет писем ты обижаешься, что в месяц получила по одному письму, то это я не могу поверить, и я просто не понимаю в чем дело, я в январе послал несколько писем, в феврале и марте тоже, и что стал забывать, мне уже я и не знаю, как выразить и написать. Я только еще раз пишу, брось разные штучки выдумывать и больше этого не пиши. Дальше пишешь, что слушаешь сестер, они тебя научат, еще новый номер, я даже помину ничего ни слова никому не писал да и не к чему. Да и от Нади только получил вот только одну открытку, а Маруся ни слова не писала и я ей, а наоборот пишу всем, живите и помогайте друг другу. Дальше, Клавдия, пишу, ты пишешь, что много помирают народа, пропиши, что болезнь, какая или просто от плохого питания. Клавдя, ты не стала писать, как живешь, это просто я не знаю, как понять, ведь только надо, ведь только надо подумать, где мы находимся да кто мы. Я уже тебе писал ни один раз, что нас ждет смерть каждый час и надо спасать свою жизнь, возможно, будет счастье остаться живому и воротиться к вам, так что я на это сильно буду обижаться. И не знаю как, Клавдя, насчет Славы, конечно, я сильно заскучал и интересно повидаться, стал большой, самый интересный возраст, полюбоваться и поиграть бы с ним, но увы невозможно. Клавдя, я тебе посылаю денег числа 3 апреля рублей 300, больше помочь тебе нечем, так что извини, что есть, то могу. Клавдя, подходит весна, скоро начнутся полевые работы, как ты будешь работать, от семьи не отойдешь (неразборчиво). Конечно, вам жить нечем, нет хлеба и других продуктов, но существовать как-то надо. Клавдя, пиши все подробно и все новости. Привет передай Симе Каревой, я Коле посылал письмо и ответа все нет также и остальным знакомым. Клавдя, от Вани Ильичева писем не получал. Конечно, охота его адрес. Зине Петровой привет, Паше большой привет, пиши, как она живет. Вот, Клавдя, что я мог написать на сегодняшний день. Извини, что мало и плохо написал. Затем до свидания, с почтением к вам ваш друг Леня. Крепко жму и целую без счета раз тебя и Славу. Жду ответа, пиши все, не стесняйся. Писал в 2 часа дня 1945 года 1 апреля. Жду ответ, привет папаше, Кате. Пакин Л. 1/IV45 года».

Орфография и пунктуация сохранены.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

9