Меню
12+

Газета «Красное знамя» Киржачского района Владимирской области

Владимирская область/Киржачский район
15 декабря 2018, сб 2018.12.15 19:23:19
12+

Красное знамя

146

Литературный вторник от 30.06.2015 г.

Без вести пропавший

Под Вязьмой есть Никольское село,

Согнали там сельчан, как будто стадо.

Стоял сентябрь, но солнце жутко жгло,

А вдалеке гремела канонада.

Смотрели с болью все на эшафот,

Где виселица сделана для тризны.

Кого конвой фашистский приведет?

И кто сегодня здесь лишится жизни?

На эшафот поставили бойца,

Лет тридцати, а может быть, моложе.

От боли исказились все черты лица,

И на руках ободранная кожа.

А на груди дощечка – «Партизан»

(У партизан гражданская одежда),

А он в военной форме, и от ран

На ней следы кровавые так свежи.

Он весь избит, пытали, знать, его,

Но не добились, потеряв лишь время.

«Куда? К кому пришел сюда в село?»

Но он молчал, был тверд, как будто кремень.

Кто он? Откуда? И зачем в края

Сюда забрел, чтоб здесь почить навеки?

И не узнает никогда семья

О без вести пропавшем человеке.

Фашистов жертвы в яме, как скоты,

Чуть-чуть землей присыпаны для вида.

Могилы нет, чтоб положить цветы,

И в церкви не отслужат панихиду.

Разбросаны по всей нашей стране

Мемориалы неизвестному солдату.

Живут их души в памятном огне,

Что освещает памятную дату.

 

Война

Война – страшнее слова нет,

Слезами горе не измеришь.

Уж никого из близких нет,

Лишь в памяти одни потери.

Под Смоленском, в сорок первом,

Пропал отец родной без вести.

Он остался сыном верным,

Не запятнал солдатской чести,

Но где могила – неизвестно.

И не пришли с войны домой

Мужья сестер – Моти и Паши.

Погиб и брат отца родной.

Печаль и горе полной чашей

Испиты были в семье нашей.

Все отняла у нас война,

Оставив боль в сердцах разбитых,

Лишь сел сожженных имена

Напоминает нам она

В Хатыни на могильных плитах.

Р. ТУРКИНА

 

Миру мир

От Петра и доныне

Славим наше оружие,

Но друзьями простыми

Можем быть, если нужно.

Нам дороже победы

Тишина по угорам,

И мы можем, как деды,

Мирно все решать споры.

Нам дороже минутной,

Громкой воинской славы,

До которой путь трудный,

Путь жестокий, кровавый.

На века – мир и дружба,

Но уж если придется…

Нам-то это не нужно,

А врагам все неймется.

Обступают границы,

Ссорят с родом славянским,

Наша слава им снится,

Но с упорством древлянским

Мы ни с кем не воюем

И войны не хотим.

Мы друзей поцелуем.

На врагов поглядим:

Что ж вы, вороги, ждете?

«Русские не сдаются».

Что ж вы, подлые, врете?

Ведь над вами смеются

Все разумные люди,

Ветераны войны…

Ваши «песни» иуде

Видно, очень нужны…

Нашей славной Победы

Вам вовек не отнять.

Жаль, не всем наши деды –

Вашим – «кузькину мать»

Показали наглядно:

Может, помнили б дольше.

Ну, а мы-то не жадные:

Отвалить можем больше.

Нам-то это не нужно,

Но придете с мечом,

Встанем, как деды, дружно.

Нам беда нипочем:

Воевать мы умеем,

Но хотелось бы мира.

И о нем лишь радеет

Моя звонкая лира.

М. КОКОРЕВ

 

* * *

Вот и война за плечами

Страшные годы, как сон,

Но не замаслишь речами

Непоправимый урон.

Сколько сердец опалило?

Скольких коснулась беда?

Скольких героев родила

Наша страна в те года.

Теплят лампады и свечи

За упокой всех родных,

Как всенародное вече,

Души набатят живых.

Дальше и дальше те годы,

Вписаны кровью они,

Словно кому-то в угоду

Длятся и длятся те дни.

Эта война в прошлом веке,

Словно яйцо Фаберже.

Жаждут узнать имяреки

Правду, и ту неглиже.

 

* * *

Небо, свинцовое небо

Памятник, парк и бело…

Ты, проведение, слепо

Этих людей обошло.

Были мечты и потуги

Жизнь замесить на свой лад.

Мирное небо округи –

Лучшая ты из наград.

Как хорошо им мечталось,

В те предвоенные дни,

А до войны оставалось –

Руку всего протяни.

Рушились мир и устои,

Их отпевала война,

А на защиту встал воин,

Воин, который страна.

Сколько же горя хлебнул он,

Вытерпел все, превозмог.

Ветер войны его скулы

Вытесал грубо – как смог.

Памятник, вот он, из бронзы,

Словно навеки застыл.

Рядом склонились березы

Молча, без слез и без сил.

Небо свинцовое словно

Бросило вниз якоря.

Память войны здесь безмолвно

Держит меня, и не зря.

 

* * *

Снова поднимаются в атаку,

И над полем катится «Ура!..»

И цветут разрывы словно маки,

Собирать которые пора.

Пули пролетают зло и слепо,

Но противник пулями богат,

И приходит смерть тогда нелепо,

Выбирая жертвы наугад.

Падают и падают солдаты,

Падают в разверзнутую тьму,

Смерть гуляет словно бесноватый,

Не суля пощады никому.

Снова поднимаются в атаку

(Не сдержать стихию в берегах).

Тут уж не до жалости и страха,

Гнев народный плещется в глазах.

Сквозь бои, сквозь жертвы и утраты

(Час возмездья, он неотвратим).

Он с боями движется на запад,

Мир суля оставшимся живым.

И опять бессчетная атака,

Будто мир из них и состоит,

Матерям и вдовам снова плакать,

Мир слезами горькими залит.

 

* * *

Тишина после боя упала

На окопы, бруствер, блиндажи.

И не верится просто сначала,

Не сознанье ли это блажит?

Так звенит комариною песней,

Так по нервам настойчиво бьет

И звучит, и набатит протестом,

К мирной жизни зовет и зовет.

И так хочется верить, конечно,

Что надолго пришла к нам она,

Ощутив ее мышцей сердечной,

Самому зазвенеть как струна.

В тишине завернуть самокрутку,

Оглянуться вокруг, обомлеть,

Поделиться соленою шуткой:

«Живы, брат, не пришлось умереть».

Затянуться дымком самосада,

Словно душу открыть всем кисет,

И такая накатит отрада,

Что войны-то как будто и нет.

Тишина после боя упала,

Санитаром пришла в лазарет

И врачует бойцов, что устало

Смотрят в мир, где и мира-то нет.

 

* * *

Снег по грудь, а мы в атаку

(До атаки два часа).

Посмеяться и поплакать

Хватит, даже за глаза.

Вспомнить мирные денечки,

Близких, дом, свою семью,

А в конце поставить точку,

Вверить Богу жизнь свою.

Коли сам уже не властен

В этом что-то изменить.

Этот бой – смертельный кастинг:

Кто умрет, кто будет жить.

Два часа лишь до атаки,

Ты пока и жив, и цел,

Но сомнения и страхи

Взяли душу на прицел.

И не так-то просто с ними

Беспощадный бой вести

Они лапами своими

Холод пестуют в груди.

Закурить бы самокрутку,

Может быть, в последний раз

И с ядреной русской шуткой

Насмеяться про запас.

Снег по грудь, а мы в атаку,

Но ответ наш будет прост

Прочь сомнения и страхи

Воевать – так в полный рост.

Н. МАРТЫНОВ

 

Держись

Как мы держались в сорок первом

Под Ржевом, Вязьмой и Москвой?!

Хоть рвались от натуги нервы,

Мы рисковали головой,

И пот, и кровь, страданий море,

И ужас смерти над тобой.

Внутри, снаружи только горе,

Нас сжало смертною тоской.

А мы держались, мы стояли,

Так было надо в те года.

За землю, женщин умирали.

Так было… Будет так всегда.

Н. БУГРОВСКИЙ

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.