Меню
12+

Красное знамя. Киржачский район

02.02.2024 12:33 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 7 от 02.02.2024 г.

Академик Несмеянов и Киржачский край

Автор: Татьяна Самойлова,
председатель КИРО.

Ректор Несмеянов в своем рабочем кабинете в старом здании МГУ на Моховой. Конец 40-х годов.

Василий Ефимович Несмеянов.
Фото с родителями.
Семья во дворе дома Рудницких (будущий академик — на руках у матери, на заднем плане). Ныне — это ул. Свобода, 60, а в 19 веке — ул. Михайловская.
Несмеянов в год избрания действительным членом Академии наук СССР. 1943 г.
С Нильсом Бором.

Имя Александра Николаевича Несмеянова широко известно во всем мире. Советский химик-органик, Президент Академии наук СССР, ректор Московского университета, директор ИНЭОС, дважды Герой Социалистического труда, лауреат Сталинской и Ленинской премий. Но мало кто знает, что он и имена его родителей и предков тесно связаны с нашим Киржачом.

Дед Александра Николаевича по линии отца — Василий Ефимович Несмеянов — около восеми лет, с июня 1881 по август 1889 года, служил священником, законоучителем и протоиереем Александро-Невской церкви при Киржачской учительской семинарии. Это подтверждают и метрические книги Благовещенской церкви за 1881-1889 годы, где он упоминается. В семье священника было 16 детей. А 12 мая 1889 г. в Киржаче родилась и одна из его дочерей — Мария Васильевна. Отец будущего академика был крёстным отцом у своей сестры Марии.

Старшая дочь Василия Ефимовича – Людмила — 24 января 1893 г. стала супругой киржачского врача Никольского Ивана Павловича, она и являлась родной тётей Александра Николаевича. Дом этой семьи до сих пор сохранился в Киржаче по адресу: ул. Советская, д. 3.

О своем отце Александр Николаевич вспоминал так: «...После Суздаля и перед Шуей Василий Ефимович перевелся в качестве учителя (думаю «законоучителя», хотя не знаю точно) в учительскую семинарию г. Киржача Владимирской губернии… Отец рассказывал, как поразила его перемена природы при переезде из степного, лугового Суздаля в бескрайне-лесной Киржач, как все здесь казалось (и так было до конца его дней) поэтично: и стоящая среди соснового бора семинария, домики которой были раскиданы на высоком берегу Киржач-реки, и вид через заливной луг на утопающий в садах город. Вероятно, немалое значение в этом поэтическом восприятии Киржача сыграли и расцвет молодости, и новые знакомства. Среди этих знакомств назову молодого врача Ивана Павловича Никольского, вскоре сделавшегося мужем старшей папиной сестры — Людмилы. Мои двоюродные братья и сестры, их дети, были моими спутниками в детстве и молодости.

Познакомился отец и с семьей лесничего Данилы Антоновича Рудницкого и его жены Антонины Иосифовны и был репетитором их дочери Людмилы, впоследствии моей матери. В то время ей было лет 10...»

Отец академика Николай Васильевич так же упоминается в метрических книгах Благовещенской церкви Киржача 1889-1893 гг. Затем Николай уехал на работу в Тульскую губернию, где он имел возможность познакомиться с русским знаменитым писателем Львом Николаевичем Толстым. В Киржаче у своих родных он бывал наездами. Здесь и произошла его встреча с будущей супругой — Рудницкой Людмилой Даниловной.

К концу 1898 года в Никольской церкви погоста Заболотья в Киржаче они вступили в брак. А их шестеро детей, в том числе и Александр Николаевич Несмеянов, родились уже в Москве. Вся семья регулярно приезжала в Киржач к бабушке и дедушке — Рудницким, в дом, стоящий на улице Михайловской (ныне — ул. Свобода, д. 60).

В те далекие годы в Киржаче была довольно большая польская диаспора. Многие ее представители вышли из польской шляхты. Дед будущего академика по материнской линии был обрусевшим поляком — коллежский секретарь, титулярный советник Рудницкий Данила Антонович, после окончания в Москве Петровской лесной академии, работал лесничим в Киржаче.

Из воспоминаний Александра Николевича: «...По окончании академии он получил назначение в Киржачское лесничество и прожил в Киржаче всю свою недолгую жизнь. В Киржаче же родились и другие его дети, сестры и братья моей матери, в порядке старшинства — Варвара, Владимир, Наталья и Ольга, которая была старше меня лишь на 4 года и долгое время была подругой моего детства...»

Сразу уточним, что членами КИРО установлены точные даты рождения в Киржаче двух детей Рудницких — Владимира и Ольги:

- Владимир — 27 августа 1883 года рождения — крещен был только в ноябре. Каковы были причины, мы не знаем. Ольга родилась 19 июня 1895 г. О годе рождения Варвары подсказала исповедная роспись Благовещенского Собора Киржача за 1900 год. Указано, что ей 17 лет, а значит, она родилась около 1883 г. Наталья была третьей дочерью в семье, т. е. она родилась раньше Ольги, до 1895 г.

О рождении своей матери академик Несмеянов говорил так: «Родилась во время студенчества отца в июне 1878 г. в Москве и еще в самом раннем возрасте оказалась с родителями в Киржаче...» В воспоминаниях детей упоминается, что она была моложе супруга на десять лет, значит это был — 1878 год — Людмила была самой старшей дочерью в семье.

После смерти Данила Антоновича (приблизительно 1905 г.) в доме на ул. Михайловской продолжала жить его вдова — Антонина Иосифовна Рудницкая. Работала она в Киржачской городской больнице кастеляншей. Её постоянно навещали дети и внуки.

Бывал в этом доме и маленький Саша Несмеянов. Вновь из воспоминаний: «...Другая картина, видимо, в Киржаче: за столом сидит семья во главе с дедом Данилом Антоновичем — толстым, лысым, усатым и страшноватым». И ещё из детства: «Мое активное «вегетарианское чувство», усиленное её сопротивлением, форсировало то, что я видел везде следы крови и убийства, если не самые акты убийства... В Киржаче я видел мою бабушку, покупающую цыплят, по-людоедски ощупывающую их при покупке».

А вот Саша пишет уже в подростковом возрасте: «...Летом 1912 г., будучи уже гимназистом, в сарае в Киржаче я нашел пожелтевший старый учебник химии Рихтера. Читая его, я открыл для себя совершенно новый мир...»

О начале Первой мировой войны: «...Лето 1914 г. Мы жили в Киржаче. Сохранился снимок — вся семья за столом в гостях у Бибановых. Развернутая газета с известием об убийстве в Сараеве. На мирный Киржач пахнуло грозой. Действительно, через несколько дней я увидел объявление, прилепленное к одному из огромных красных деревянных четвероногих пожарных баков, хранивших воду на случай пожара и стоявших на уличных перекрестках Киржача. В нем было извещение о мобилизации. Папа вернулся в Москву. В Киржаче и в деревнях происходили душераздирающие сцены проводов в армию. Началась война...»

О революции: «... Октябрь 1917. Через несколько дней власть в Москве стала советской… Что касается нашей семьи, мы упаковали свои вещи для переезда в Киржач. Все это происходило уже зимой… Затем, простившись с милым приютом и нашей квартирой навсегда, мы отправились в Киржач, и я впервые в жизни увидел зимний Киржач с огромными сугробами, совершенно заснеженными улицами. Электрический свет снова сменился на керосиновые лампы».

Несмеянов Александр Николаевич бывал в Киржаче и в более зрелом возрасте. Об этом рассказывает его вторая супруга в мемуарах: «От АН мне было известно, что многие его родственники жили летом в старом бабушкином доме в Киржаче Владимирской области. И вот однажды, в начале 70-х годов мы отправились с АН туда на машине. Киржач от Москвы около ста километров... гостеприимство, с которым нас встретили, с лихвой компенсировало дорожные невзгоды...»

Киржач для семей Рудницких, Моргуновых, Лебедевых, Беляевых и, конечно, Несмеяновых всегда был «местом силы», местом, где хранилось тепло семейного очага и память рода. Дом этот и поныне стоит на прежнем месте и ждет, когда в нем снова «загорится свет души» потомков польского дворянского рода.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

9