Меню
12+

Красное знамя. Киржачский район

26.10.2015 13:18 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 77 от 23.10.2015 г.

Лес в жизни Николая Староверова

Автор: В. Талтанов

Жизнь измеряется не годами, а делами.

                                                                       Русская пословица.

Не часто доводится Николаю Михайловичу Староверову бродить по лесам, забираться в заповедные места, радоваться прямым высоким соснам, которые когда-то, еле видимыми саженцами, стелились у самой земли. Нелегко рождались рукотворные сосновые боры. Много врагов у них и самый главный – огонь. Но появлялись на посадках молодые леса, и это радовало сердца людей и, в первую очередь, лесоводов, к которым относился и специалист лесного хозяйства Николай Михайлович Староверов. Вырос он в большой многодетной семье. Было у родителей восемь детей, пятеро сыновей и три дочери. Отец выполнял в колхозе разные работы, мать трудилась дояркой. О богатстве и мечтать не доводилось, кое-как семья сводила концы с концами. И ребятишкам приходилось делить меж собою родительские заботы.

В КАРИНСКОМ

Село Каринское, под городом Струнино, было окружено лесами. А они кормили сельских жителей: грибами, ягодами, орехами. Лес спасал от холодов. В семье Староверовых было кому обеспечивать дом дровами. Старшему брату помогал в этом и Коля. В послевоенные годы подросток пропадал в лесу целыми днями, знал в нем все тропы и тропочки, места богатые грибами, ягодами, орехами. Лес, в летнюю пору, встречал его птичьими голосами, загадочным шелестом трав, прохладой, да надоедливыми комарами, с которыми сельские ребятишки научились расправляться.

Лес, звал, манил к себе не только в теплый период года, но тогда, когда на лохматых лапах елей и ветвях сосен лежали глыбы снега, готовые, если тронуть деревца, обсыпать холодным белым бисером с головы до ног. Сотни разных следов разбегались по хмурому лесу, а под самыми вершинами таились шустрые белки. Здесь, в лесном краю, закончил Николай Староверов семилетку и попробовал себя в строительном деле.

Был Николай ловким, спортивным парнем. Любил лыжи, футбол, занимался бегом. От привычной сельской жизни оторвала его служба в рядах Вооруженных сил.

В СУРОВОМ КРАЮ

Железнодорожный состав, в котором везли новобранцев, шел на северо-восток. Густые леса подступали почти к насыпи железнодорожного полотна. Осталась позади столица Коми АССР Сыктывкар, а паровоз все тянул вагоны в темнеющую даль. Но все скуднее становилась земля и вместо могучих сосен, елей, пихт бежали навстречу карликовые деревца. Воркута. В этом суровом краю Николаю Староверову предстояло провести три года.

Занятия по военной подготовке чередовались у него с тренировками и спортивными соревнованиями. Занимался самыми разными видами спорта: лыжами, бегом, борьбой, боксом. Николай Староверов защищал честь воинской части во многих городах. Выезжали даже в центральную часть страны – г. Иваново. За спортивные достижения сержанту Староверову дважды предоставляли отпуск на родину. А службу в рядах Советской Армии он закончил в звании старший сержант.

НА НОВОЙ РОДИНЕ

Еще в армии Николай Староверов решил получить высшее образование. А выбирать в какое высшее учебное заведение поступать ему не нужно было. Давно решил, что это будет Московский лесотехнический институт. С увлечением занимался он изучением спецдисциплин, связанных с организацией лесного хозяйства, защиты лесов от болезней и вредителей, восстановлением леса, их роли в народном хозяйстве.

Годы учебы пролетели незаметно. На практику молодого специалиста направили в Киржачский район, под начальство главного лесничего Андрея Николаевича Иванова. Видя, как старательно и четко выполняет практикант задания, главный лесничий поинтересовался, куда будет направлен он на работу по распределению.

«В Томскую область», — ответил Староверов.

«Да тебя там медведи съедят, — неожиданно произнес главный лесничий, — вот что давай сделаем. Я тебе дам письмо, а ты с ним поезжай в Министерство лесного хозяйства. В том письме я прошу, чтобы тебя оставили в нашем лесничестве».

«Так я и остался с тех пор в Киржаче, — рассказывал Н. М. Староверов. — Некоторое время работал лесничим, затем был принят в Киржачский леспромхоз старшим инженером лесного хозяйства. Забот  в этой должности хватало. Но главное состояло в том, чтобы не нарушать схему сплошной вырубки и восстановления лесов, а также чередование делянок. Иногда, в погоне за планом чередование сплошных вырубок и полос нетронутого леса нарушалось. Однажды у Николая Михайловича состоялся нелицеприятный разговор с директором.

«Нельзя, Анатолий Михайлович, так варварски вырезать лес, — выразил свое мнение старший инженер лесного хозяйства. – Полосы с нетронутым лесом нужно оставлять, как минимум на четыре года. А мы рубим сучок, на котором сидим».

«Николай Михайлович, а премию все мы получать любим, — ответил директор и добавил, — и не нужно мне указывать, и ставить палки в колеса. Каждый сверчок, должен знать свой шесток. Я знаю без вас, как и что нужно делать».

Разговор на повышенных тонах задел за живое Николая Михайловича и он написал заявление об уходе с работы, которую полюбил и отдал ей более пятнадцати лет жизни.

В МЕЖХОЗЯЙСТВЕННОМ ЛЕСХОЗЕ

Лесохозяйственными вопросами занимался не только леспромхоз, а и Межхозяйственный лесхоз. Конечно, объемы здесь были не сравнимы с предприятием, где работа по вырубке, доставке и переработке древесины была поставлена на потоке. Но именно там, в Межколхозлесхозе, Николай Михайлович и продолжил свою работу в качестве инженера лесного хозяйства. Данное предприятие работало в тесной связи с руководителями колхозов, за которыми были закреплены лесные угодия, занимался осуществлением контроля и лесовостановительными работами. Коллектив Межколхозлесхоза  имел и свой цех по переработке древесины. В нем делали тарные ящики, различные столярные изделия.

Николай Михайлович Староверов часто выезжал на объекты, где велась заготовка древесины, а также лесопосадка, направлял работу лесников. Но и здесь многое не устраивало принципиального квалифицированного специалиста лесного хозяйства, и он на время расстался с работой, которой отдавал все свои силы и устроился начальником административно-хозяйственным отделом в НИИАУ Парашютостроения, откуда и ушел на заслуженный отдых.

И ВНОВЬ ЛЕСНАЯ СТИХИЯ

Не мог Николай Михайлович Староверов навсегда расстаться с заботами о лесе. Он стал ведущим инженером в Киржачском лесничестве. У леса появился еще один настоящий защитник. Приходилось вести борьбу с незаконными порубками, пожарами, вредителями лесов, всячески заботиться о приумножении лесных богатств. Но наступили годы перестройки, была ликвидирована лесная охрана, немало лесников лишились работы.

«Это была большая ошибка центральной власти страны, — считает Николай Михайлович Староверов,- ныне леса отдали в аренду на длительные сроки, но должного ухода за ними нет. В Сибири, на Дальнем Востоке леса горят с весны до осени. В центральной части России многие площади лесов поражены жуками-топографами. Борьба с вредителями лесов ведется недостаточно. За нынешнее состояние лесов душа болит. В бытность мою не такое было отношение к лесам, а ныне – просто беспредел.

«Николай Михайлович, в настоящее время Вы отошли от лесных дел, а связи с коллективами поддерживаете?» – интересуюсь.

- Леспромхоза и Межколхозлесхоза уже давно нет, а вот с лесничеством у меня хорошие отношения. И Александра Ивановича Лещева, который ранее руководил лесничеством и Татьяну Владимировну Бондареву, возглавляющую ныне коллектив, я очень уважаю и они ко мне относились  и относятся хорошо.

А ЧТО ЖЕ В ЛИЧНОЙ ЖИЗНИ?

Были в ней и радостные, и печальные события. В 1968 году состоялась свадьба Николая Староверова с Ириной. В любви и согласии прожили они многие годы. Ирина Прокопьевна работала в торговом отделе торга. Была она внимательной и заботливой женою. В семье родилась дочь, от которой Николай Михайлович без ума. Но счастливой жизни пришел безвременный конец. Онкологическое заболевание унесло жизнь Ирины Прокопьевны, с которой Николай Михайлович прожил тридцать один год.

Со временем Н. М. Староверову вновь повезло. Он встретил Людмилу Александровну Толченову, дочь Героя Советского Союза Александра Ивановича Рощина, которая также осталась вдовой.

«Пятнадцать лет мы дружно живем с Людмилой Александровной одной семьею, — делится Николай Михайлович, — женщина она очень хорошая, справедливая. На ней много лет держалось финансовое состояние службы бытового обслуживания, в которой она проработала главным бухгалтером многие годы. Старательная она, чистоплотная и я очень дорожу тем, что судьба свела меня с такой женщиной».

Дети с обеих сторон рады за своих родителей, часто их навещают. Чисто, уютно в квартире супругов.

«Это меня сюда бывший председатель райисполкома Михаил Иванович Галкин поселил, — признается Николай Михайлович Староверов, — для моей семьи строился дом на улице Сосновой, но Михаил Иванович предложил разменяться. Квартира хорошая, теплая, нас устраивает, но вот хозяйство свое так и не завел, хотя раньше планировал этим заняться».

И еще надо сказать, что День Победы для Николая Михайловича Староверова праздник двойной – девятого мая он отмечает свой день рождения.

Это человек, оставивший о себе память шумящим на ветру, молодым лесом, который появился на Киржачской земле с участием профессионального специалиста лесного хозяйства.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

191